aif.ru counter
13

Халатность белых халатов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 09/08/2006

Люди встречаются, люди влюбляются, женятся. Максим со Светланой познакомились несколько лет назад: молодые, красивые. Полюбили друг друга, и через некоторое время Максим привел девушку к себе в дом и представил родителям как жену.

Пришла чужой и стала дочерью

Может, по началу отцу с матерью и не понравилась такая ситуация, но особого выбора у них не было - ничего другого, как принять Свету в свою семью, им не оставалось. Светлана оказалась настолько неконфликтным человеком, что стала для родителей Максима не просто живущей в их квартире женой сына, а настоящей дочерью.

Даже в своей семье Светлана не чувствовала себя так уютно, как в доме мужа: отца у девушки не было, мать жила с другим мужчиной. Не сказать, что там жилось совсем плохо, но и радости особой не было. Может быть, поэтому спустя совсем недолгое время Света, перестав стесняться, стала называть свекра и свекровь не по имени-отчеству, а мамой и папой.

А они-то уж на невестку нарадоваться не могли: покладистая, заботливая, трудолюбивая. Через год после начала совместной жизни Светлана забеременела. Сыграли свадьбу, чтобы ребенок родился не в гражданском, а в законном браке. В скором времени появился на свет Данилка - здоровенький, крепенький мальчишка. Светлана решила получить высшее образование. Но с первого раза поступить не получилось, все оказалось не так просто. Света вроде бы уже решила оставить мысль об университете, но в дело вмешался свекор, или папа, как называла его девушка. Виктор Петрович настоял на том, чтобы дочь повторила попытку на следующий год, и, как оказалось, не ошибся - удачно сдав все вступительные экзамены, Света стала учиться на экономиста.

И в этом проявилось ее трудолюбие: заботясь о маленьком ребенке, Светлана успевала учиться и постоянно помогала своим одногруппникам. Бывало, рассказывает Виктор Петрович, среди ночи заставал Свету сидящей над учебниками.

Врачи сказали: плохо - это нормально

Так и прожили люди одной счастливой семьей три года, а потом неожиданно пришла беда.

Когда Даниле было два годика, Светлана снова забеременела, но беременность оказалась внематочной. 22 декабря ей сделали операцию. Вроде бы все прошло успешно, в этот же день молодую женщину отпустили из больницы домой, что в принципе при современной медицине неудивительно. Но чувствовала себя Света не очень хорошо, а 31 декабря, в канун самого семейного праздника, ей стало совсем плохо.

Максим быстро собрался и повез жену в больницу, где ее оперировали. Но врачи в отделении серьезно проблему не восприняли, сказав, что это недомогание - вполне нормальная вещь, так и должно быть. Но велели, "уж если совсем плохо будет", приезжать 8 января. Максим и Светлана поверили - раз врачи говорят, что все хорошо, значит, так и есть.

Но вечером Свете стало хуже. Выпив по случаю праздника немного шампанского, женщина почувствовала недомогание, правда, все это списали на некачественные продукты, сделали промывание желудка.

Однако в состоянии Светы ничего не изменилось. До восьмого января она стойко терпела боль, вышла на работу. Там-то ей стало совсем плохо, и Светлану на "скорой" увезли в девятую больницу.

Еще по дороге женщина потеряла около трех литров крови. При этом ее место работы находилось намного ближе к больнице имени Соловьева, но врачи повезли больную именно в девятую - по месту прописки. Максиму тут же сообщили о случившемся, он вместе с тещей сразу же рванул к супруге. Свекор со свекровью не отходили от телефонного аппарата, постоянно справляясь о здоровье любимой невестки-дочери.

Света же, находясь практически при смерти, все время интересовалась здоровьем сына - мальчик немного простудился.

От помощи отказались и дали умереть

В реанимации, куда положили Светлану, на звонки родственников отвечали, что состояние тяжелое, но стабильное. Несколько раз родня спрашивала, нужна ли какая-то помощь, требуется ли Свете кровь - сдать ее был готов каждый, но всякий раз врачи отвечали, что ничего не надо и все есть. А в это время женщина тихо угасала. Кровь была нужна, но в данный момент нужной группы в клинике не оказалось, а обращаться в соседние больницы врачи не стали.

Три дня женщина пролежала в реанимации. В воскресенье вечером Виктор Петрович позвонил, чтобы справиться о состоянии дочери, а на другом конце провода ему сказали, что Света умерла. Ей было 25 лет.

Приехать в больницу можно было только в восемь утра понедельника. Как прошла эта ночь для родственников, описать невозможно. Горе трудно передать словами.

Едва дождавшись утра, семья поехала в больницу. Кто делал Светлане операцию, Виктору Петровичу говорить отказались, только один из врачей развел руками, сокрушаясь и говоря, что все это очень странно, обычно в таких случаях женщины выживают и это первый раз, когда пациентка умерла. Правда, предложил сделать вскрытие и узнать причину смерти, только мужчина от его услуг отказался, прекрасно понимая, что ничего это не даст - против своих коллег никто не пойдет, что бы они ни сделали во вред больному.

Но оставить смерть дочери безнаказанной Виктор Петрович не мог, поэтому и написал заявление в городской комитет здравоохранения. Там родственников Светланы уверили, что через неделю, максимум через две все уже станет ясно. Только почему-то результаты пришли лишь через три месяца. Нетрудно догадаться, что никакой вины врачей в смерти Светы никто не усмотрел.

С болью в сердце, без надежды на победу

И только тогда Виктор Петрович пошел в Дзержинскую прокуратуру.

- Разобраться во всем должен был следователь Сухарев, - рассказал он мне. - Сначала уголовное дело вообще не хотели заводить, потом два раза из суда его отправляли на доследование. Я семь раз писал жалобы в областную прокуратуру, меня просто гоняли из кабинета в кабинет. Ходил к Зелепукину. Потом дело передали другому следователю - Морозову. У него, как нам показалось, все сдвинулось с мертвой точки. Однажды он меня вызвал и сообщил, что уголовное дело будет заведено. Только буквально через несколько дней я узнаю, что следователя отправили в Москву учиться. Мы ждали, когда он вернется, но его тут же перевели не повышение в областную прокуратуру. И снова тишина.

Но дело все-таки дошло до суда. Второе заседание состоялось 8 августа. Желание восстановить справедливость осталось только у Виктора Петровича. Максим решил отойти в сторону. После смерти жены прошло уже достаточно времени, и молодому мужчине нужно как-то строить свою жизнь.

- Любил он Свету, конечно, очень сильно, - признается Виктор Петрович. - И горевал тоже сильно. Только в дело это решил не влезать. "Папа, сказал он мне, у меня нервов никаких не хватит. Светлану уже не вернешь, а мне дальше жить надо. Мало ли что случится, попаду в больницу, а врачи меня и вспомнят, да тоже умру ненароком". Я бы и сам это дело оставил, да вот из-за Данилы не могу так поступить. Он раньше все время спрашивал, где мама, прямо сердце разрывалось. Не будешь же постоянно ребенку врать, что мама на работе, он хоть и маленький, а уже что-то понимает, спрашивает, почему мама так много работает. Я не выдержал и сказал Максиму, чтобы он себе невесту искал, мать ребенку тоже нужна. Сейчас он с девушкой живет, она к мальчику хорошо относится, все целуются с ним, обнимаются. Он ее мамой стал называть. А я вот все с этим делом бьюсь, не хочу, чтобы это безнаказанным осталось. Только чувствую, что суд я все же проиграю. Доказать врачебную ошибку практически невозможно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах