aif.ru counter
28

Наш кандидат - он и в Африке доктор

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 06/12/2006

Болонский процесс - этакое приведение к общему знаменателю высших учебных заведений Европы - головная боль не только для российской высшей школы. Далеко не все европейские вузы готовы к процессу интеграции. Это выяснилось в ходе дискуссий на второй международной научно-практической конференции "Болонский процесс: европейский и российский опыт управления университетами", которая состоялась на прошлой неделе в Ярославле.

С миру по нитке?

Среди участников конференции - ректоры и преподаватели вузов России, Белоруссии, Германии, Великобритании. В частности, поделиться своим опытом прибыл проректор Университета графства Сассекс (Великобритания) Филип Харви.

- Как вы считаете, насколько успешной для России станет интеграция в европейскую систему образования? - спросили мы Филипа.

- Думаю, что адаптировать вашу систему к европейской получится. Но прежде всего, конечно, российским студентам придется преодолеть языковые барьеры.

- В России некоторые считают, что наше образование намного лучше европейского и нам не следует ничего менять.

- Ваше образование всегда славилось хорошей школой подготовки ученых. Когда российские выпускники учатся в нашей магистратуре, мы видим, что с ними очень интересно работать, они любознательны и просто-таки впитывают знания.

- Вы дипломатично ушли от острого вопроса.

- Может быть, вы сформулируете его острее?

- Какое образование все-таки лучше - российское или европейское?

- Невозможно ответить однозначно. Европейская система слишком разнообразна, высшая школа Великобритании отличается, например, от немецкой или французской. Поэтому у европейцев выбор шире. В России же до сих пор существовала унифицированная система образования. Сейчас она меняется, и, я думаю, у вас также появится больше возможностей выбирать.

- Понятно, что, занимаясь преобразованиями, наша страна стремится влиться в европейское сообщество. А что даст вам участие России в Болонском процессе?

- Образование - это процесс предпринимательский, я бы сказал, своего рода бизнес. Для создания универсальной системы важно знать все составляющие "общего бизнеса", то есть мирового образовательного процесса. Одинаково интересен опыт и китайской высшей школы, и российской, и многих других.

...В общем, с миру по нитке - европейскому образованию Болонская рубашка.

Зона. Но единая и открытая

История Болонского процесса началась с принятия в 1988 году в Болонье "Великой хартии университетов", в которой были сформулированы принципы будущего объединения. А десять лет спустя четыре министра - Великобритании, Германии, Италии и Франции - подписали совместную декларацию. Суть ее в том, что построение Единой Европы - это не только евро, банки и экономика, это еще и общее пространство знаний. Когда первые университеты появились в средневековой Европе, студенты и ученые могли свободно перемещаться из одного в другой. Начать учиться, например, в Сорбонне, а закончить в Оксфорде. В настоящее же время таким вольностям стали мешать границы. Вот и задумали ученые мужи сделать европейское высшее образование открытой и доступной зоной.

Желание закрепили документально в июне 1999-го. Все в той же Болонье было подписано совместное заявление уже почти тридцатью европейскими министрами образования - так называемая Болонская декларация. И процесс покатился как снежный ком. В том числе в зону общих знаний устремилась и Россия.

Процесс унификации включает целый набор инструментов.Например, разрабатываются единые требования. В частности, система зачетных единиц (ECTS). Зачетные единицы (то есть необходимый набор предметов для получения соответствующей степени) могут быть заработаны студентом в течение всего обучения в любом из вузов, признающих эту систему. При таком раскладе студенты получают возможность довольно свободно переезжать из страны в страну и, по сути, должны сами контролировать процесс собственного обучения.

Образование разных стран должно стать максимально эквивалентным, когда квалификация, данная выпускнику в каком-нибудь итальянском вузе, должна быть понятна работодателю и в Лондоне, и в Париже, и в нашем родном Урюпинске. За основу взята западная - двухуровневая модель образования, когда выпускник получает степень бакалавра или магистра. В России при этом сохраняется и специалитет как промежуточная степень.

Со скрипом, однако вступаем

По словам присутствовавшего на конференции начальника отдела высшего образования департамента государственной политики и нормативного регулирования в образовании Минобрнауки РФ Александра Минаева, в России из более 600 вузов двухуровневую модель образования ввели около половины. Правда, узок круг бакалавров и магистров в русской действительности: учится по новой системе только 7 процентов студентов.

Решение о переходе на новую модель вузы пока что принимают самостоятельно. Только 60 высших учебных заведений (то есть 10 процентов) пробуют внедрить систему зачетных единиц. А уж тех, кто планирует выдавать приложение к диплому международного образца, - раз, два и обчелся.

Одним из первых в процессе перемен стал участвовать Российский университет дружбы народов (РУДН). Болонская система реализуется в этом учебном заведении уже шестнадцать лет. На вопрос корреспондента "АиФ", насколько уютно будут существовать бывшие специалисты в новой системе бакалавров и магистров, первый проректор РУДН Александр Ефремов ответил:

- По ряду специальностей (это около 40 процентов студентов) мы по-прежнему выпускаем только специалистов, поскольку бакалавриат и магистратура по ним не предусмотрены.

- То есть внедрение новой системы не разрушает привычную нам модель?

- Нет, скорее дает студентам новые возможности. Преимущества бакалавров в том, что они раньше выходят на рынок труда, специалисту приходится еще год учиться. У нас трудоустраиваются все выпускники, получившие степень бакалавра даже по специальности "международные отношения". Двухуровневая система дает еще одно преимущество: студент может, закончив бакалавриат по одной специальности, пойти в магистратуру по другой.

- А как быть с преподавательским составом? На Западе ведь нет такой научной степени, как кандидат наук.

- Это более сложная проблема, чем остальные, но не думаю, что она неразрешима. Наша ученая степень кандидата наук по всем позициям равна западной степени PhD - доктора философии. Три года аспирантуры есть не что иное, как полный аналог докторантуры, которая планируется в Болонском процессе. Нужно только закрепить это нормативно. Скажем, у РУДН есть договор с французским университетом Бордо-3 о том, что французские выпускники, обучающиеся у нас в аспирантуре, получат диплом их доктора философии. Наша докторская диссертация - это уже научно-исследовательское направление. Такая степень может остаться в России для внутреннего пользования, и, на наш взгляд, это будет совсем неплохо.

- То есть вы полагаете, что России будет не важно, что Запад не станет признавать такой степени?

- Нам это и сейчас не так уж важно, потому что на Западе и сегодня нашего кандидата наук называют доктором.

Однако до полной европеизации не то что нам, но и... Европе не близко. В Германии в реализации Болонских соглашений участвует Гельмут Фангманн, ведущий советник министерства инноваций, науки, исследований и технологий федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия (Дюссельдорф). Он рассказал на конференции, что для их страны (где, заметим, до сих пор существовало 16 законов о высшем образовании - по количеству земель) унификация образования достаточно сложный процесс. Новые, европейские требования, которые теперь будут предъявляться к выпускникам вузов, пока непонятны большинству работодателей.

То же самое, можно сказать, происходит и в России. Многим так до сих пор и неясно, кто такой бакалавр. Для одних - это недоучившийся студент, другие полагают, что знания бакалавра немногим лучше знаний пэтэушника. Хотя для Европы бакалавр - человек, получивший законченное высшее образование. Когда для нас это станет нормой - трудно сказать.

В новой системе у российских студентов, по идее, появится больше возможностей: где хочешь - там и получай диплом. На деле же далеко не все могут оплатить обучение даже по российским расценкам. Но перспективы свободной студенческой жизни, конечно, радуют. Особенно же радует, что унификация образования пока не разрушает, а только дополняет нашу систему. Хорошо бы и дальше так. Лучше со скрипом добираться до цели, чем нестись сломя голову не совсем понятно куда, теряя что-то важное по пути.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах