aif.ru counter
26

Уроки патриотизма

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 30/01/2008

Сегодняшние проповедники официального патриотизма ездят на иномарках, светятся на экранах телевизоров чужеземного производства, не мыслят существования без импортных компьютеров и мобильников и, поместив седалища в комфортные кресла не нашего изготовления, рассуждают о великодержавности и уникальности российской цивилизации, забывая, что все это уже было...

Раболепие перед иностранщиной

24 мая 1945 года на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии Сталин произнес неожиданный тост. Предложил собравшимся выпить за здоровье русского народа как "руководящей силы среди всех народов нашей страны" и "наиболее выдающейся нации среди всех наций". Все это славословие понадобилось вождю с одной целью - отгородить "выдающуюся нацию" от всех остальных и пресечь опасные настроения "пресмыкательства перед заграницей".

Война "низкопоклонству перед Западом" была объявлена летом 1947 года. В июле обкомы партии получили закрытое письмо ЦК ВКП(б) с наказом: зачитать повсеместно, обсудить и доложить. Назывался документ тревожно - "О деле профессоров Клюевой и Роскина".

Ярославцы тоже руку приложили

В Ярославской области обсуждение закрытого письма доставило немало курьезов. Прежде всего выяснилось, что главными носителями дурной болезни являются как раз те солдаты, которых авторы письма объявили невосприимчивыми к ней. Приведем выдержки из докладных записок партийных инстанций с сохранением самобытного стиля и орфографии. Ярославский райком докладывал наверх: "С возвращением демобилизованных рядового и офицерского состава из Германии и других Западно-Европейских государств, отдельные товарищи усиленно пропагандируют Западно-Европейскую культуру, высказывают отсталость России в строительстве жилищ, дорог, культурного устройства, и мало получают разъяснения, что дает этим людям до того развязывать языки, что доходит до антисоветских разговоров". Гаврилов-Ямский райком сообщал: "Среди нашего учительства встречаются отдельные преклоняющиеся перед культурой Запада. Например, директор школы Казанкин. Он приехал из армии и все время вслух восхищается заграничными порядками. Договорился до того, что у нас в колхозах много неорганизованности и не умеют в них руководители вести дело. Вот в Германии бы строить колхозы! Там девушка-крестьянка придет с поля, вымоется в ванной и садится за пианино. Или о льнокомбинате: вот был красавец-комбинат, а сейчас что с ним сделали? В Германии бы этого не допустили".

Всенародного негодования поступок профессоров-низкопоклонцев не вызвал. Преклонение перед заграницей предстояло преодолеть масштабной пропагандистской кампанией. Главной ее составляющей стала так называемая "борьба за приоритет русской науки".

Отечественные гении и зарубежные злодеи

В письме ЦК "О деле профессоров Клюевой и Роскина" содержалась еще одна сильная мысль. "Наука в России всегда страдала от преклонения перед иностранщиной, - заявляли сочинители цековского документа. - Неверие в силы русской науки приводило к тому, что научным открытиям русских ученых не придавалось значения, в силу чего крупнейшие открытия русских ученых передавались иностранцам или жульнически присваивались последними". Далее следовали примеры: химические открытия Ломоносова присвоил жулик-француз Лавуазье, итальянец Маркони обворовал изобретателя радио Попова, даже электрическую лампочку русского гения Яблочкова похитили иноземные прохвосты.

Как-то разом выяснилось, что все мало-мальски путное было первоначально открыто русскими учеными или изобретено русскими самородками. Среди бесчисленных открытий Ломоносова оказался даже закон сохранения энергии, написал же Михайло Васильевич: "Коли где чего убудет, то в другом месте столько же присовокупиться должно". Велосипед изобрел крепостной рабочий Артамонов, паровоз - отец и сын Черепановы, самолет, который, правда, так и не полетел, - контр-адмирал Можайский. Даже история автомобиля началась аж в середине восемнадцатого века с "самобеглой коляски" нижегородского крестьянина Леонтия Шамшуренкова.

В Ярославле борьба за приоритет российской науки обернулась скверным анекдотом. В мае 1948 года провели собрание партактива институтов и техникумов по идеологии. Главная тема - преодоление низкопоклонства и пресмыкательства перед заграничной наукой и культурой. Директор педагогического института Чванкин (иноземное слово "ректор" тогда выбросили из обихода) выявил глубокие корни печального явления. В институте, отметил бдительный руководитель, имеется группа старых профессоров и большая группа преподавателей, которая у этих профессоров училась. Они и склонны преклоняться перед иностранщиной, а потому "нужна неустанная работа по перерождению всего организма преподавателей". Вынесли решение: "Каждый профессор, узнавший о каком-либо факте, когда иностранцами присвоен или украден приоритет русского ученого в каком-нибудь открытии или изобретении, должен на первой же лекции довести об этом до сведения студентов". Успех не заставил себя ждать. "Теперь наши студенты очень хорошо знают, что пенициллин открыт не англичанином Флемингом в 1928 году, а русскими профессорами Манасеиным и Полотебновым еще в 1874 - 1875 годах, что чудодейственный инсулин открыт не Бантингом и Бестом, а русским врачом Соболевым".

Под конец директора-патриота вообще понесло. "Теперь мы знаем и об этом громогласно сообщаем своим студентам, что впервые операцию сшивания желудка с кишечником произвел не немец, а наш соотечественник Собанеев, что первое иссечение мочевого пузыря произвел не немец Зонненбург, а наш соотечественник Визель, что первым исследователем Индии был не Васко да Гама, а Афанасий Никитин, что паровую машину изобрел не Джеймс Уатт, а Иван Ползунов".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах