aif.ru counter
28.10.2009 00:00
70

Страх не позволял говорить правду

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. "АиФ на Мурмане" 28/10/2009

Жертвами политических репрессий в нашей стране являются не только сосланные и расстрелянные, но и их дети. Ярославна Елена Яковлева прожила много лет в страхе, став дочерью "врага народа".

Отчий дом стал чужим

- Елена Владимировна, кем были ваши родители?

- Маму звали Ольга Ивановна, отец - Владимир Мартьянович Работнов. Мы жили в селе Давыдково, в 30 км от Ярославля, сейчас оно называется Толбухино. У отца был свой небольшой кожевенный завод с двумя работниками. Меня всегда возмущало, когда говорили, что мы эксплуататоры. Почему? Отец подчиненным платил хорошо, они же не крепостные были, если что не нравилось - могли уйти. Мне рассказывали, что когда папу сослали, рабочие даже плакали - место потеряли, из крупного села им пришлось уехать в свои деревни. У нашей семьи был большой дом, мы держали скотину, по хозяйству помогала домработница. Кстати, дом до сих пор стоит, несколько лет назад я туда ездила, посмотрела на него, но внутрь не заходила. После нас в нем поселилась секретарь сельсовета, а потом продала кому-то. Конечно, можно было бы попытаться вернуть дом, но зачем? Люди, которые сейчас в нем живут, ни в чем не виноваты.

Экономка Шмидта

- А отец боялся, что за ним придут?

- Тогда все дрожали. Пришли ночью, как это обычно и бывало, в марте 1930 года: отца забрали, а маму с двумя детьми выгнали из дома. Мне не было и года, старшей сестре Анне исполнилось два. Мама успела прихватить кое-что из ценных вещей, серебряные ложки (они до сих пор у меня хранятся), и мы ушли к родне. Потом нашла какую-то квартиру и каждый день ходила на лесоповал, оставляя нас с сестренкой одних. Однажды у нее не выдержали нервы - не могла больше нас одних без присмотра оставлять. Анну отдала на воспитание дальним родственникам, меня - своей тете, а сама уехала в Москву. Устроилась экономкой у Шмидта, брата Отто Юрьевича, он тоже был профессор, воспитывала его дочь Ирину. Но через три года о маме прознали и в трехдневный срок выселили, не помогли даже просьбы Шмидта.

Пришлось сменить фамилию

- Мама вернулась домой?

- Нет, она поехала в Ярославль, сняла квартиру. В Толбухино возвращаться не имело смысла, работу там она бы не нашла. Чтобы устроиться в Ярославле, маме пришлось взять девичью фамилию. Купила бутылку водки и поехала к председателю Толбухинского сельсовета. Тогда на такие должности кого ставили? Самых бедных, которые на краю села жили, на печи лежали, ничего не делали, только детей плодили. Поставила ему бутылку и попросила записать ее не Работновой, а Князевой. И с этой справкой поехала в город, получила паспорт с новой фамилией. Мама спрятала свой диплом учителя, пошла на курсы воспитателя детского сада и стала заниматься малышами. Много раз ей предлагали более высокие должности, но она не соглашалась, знала, что начнут проверять подноготную и все выйдет наружу.

Расстреляли со свидетелями

- А что случилось с вашим папой? О нем были какие-то сведения?

- Да, его на пять лет отправили в ГУЛАГ в Великий Устюг. Выпустили в 35-м году, жить ни в Толбухино, ни в Ярославле ему было нельзя, поэтому отец поехал в Борисоглеб Ростовского района. Устроился на крахмалопаточный завод, старался нигде не показываться, жил очень тихо. Мы с сестрой приезжали к нему на лето, и лето 1937 года тоже провели в Борисоглебе. Уехали в 20-х числах августа, а 24-го его пришли арестовывать. Сфабриковали дело: обвинили в том, что он на заводе создал монархическо-террористическую организацию, и какой-то свидетель все это подтвердил. В сентябре отца расстреляли, кстати, мужчину этого тоже потом осудили и расстреляли. Мама пыталась узнать правду, ночь просидела в "сером доме" на подоконнике, ей даже стула не предложили, но так почти ничего и не добилась. Сказали лишь, что папа осужден и сослан на 20 лет без права переписки.

А в 56-м году, когда начали реабилитировать людей, мама стала наводить справки, и ей прислали извещение, что отец умер в Сибири осенью 1941 года от порока сердца. Ей даже выдали свидетельство о смерти отца, где стоял именно этот год.

- Когда вы узнали правду?

- В 2002 году, когда стала хлопотать о реабилитации. В ФСБ мне выдали другое свидетельство, там говорилось, что папа скончался в 37-м. Место захоронения так мы и не узнали. Тех, кого расстреливали в 38-м году, еще можно было найти, а убитых в

37-м совсем никак: их просто вывозили на машинах и сваливали в ямы где-нибудь в лесу. Папиного брата, адвоката, кстати, тоже расстреляли, а второй его брат, учитель, уцелел, не тронули его.

Скрывала всю жизнь

- Елена Владимировна, вы скрывали, что вы дочь "врага народа"?

- Конечно! Я много лет проработала в школе, преподавала и в начальных кассах, и в старших, сейчас работаю в группе продленного дня. В конце 50-х у меня была возможность поехать на стажировку в Германию, я даже уже оформила документы, но мама отговорила. Все равно станут проверять бумаги и докопаются до истины, тогда будет очень обидно. Нам даже в детстве запрещали других ребят дразнить, чтобы никто ничего в ответ не сказал.

- А когда вы переехали жить в Ярославль?

- В 16 лет. Мама сюда перебралась и через какое-то время сумела забрать и мою сестру. А на меня места уже не хватало, да и оставлять бабушку одну в ее более чем преклонном возрасте не хотелось. Потом все-таки переехала в Ярославль, опять жила у родственников. В 1964 году вышла замуж, детей у меня нет, только племянники.

- У вас не осталось озлобленности за то, что отобрали отца, практически вынудили долгое время жить вдали от мамы?

- Нет, что вы! Мы c сестрой даже в комсомол пошли, потому что мама нам внушала, что нужно быть вместе с народом. Иногда, собираясь в воскресенье со школьниками на картошку, я жаловалась, что хочется поспать в выходной день, а она мне всегда говорила: что ты, дочь, Родине нужна твоя помощь.

досье "аиф"

Елена Яковлева родилась 2 апреля 1929 года. Окончила педагогическое училище, потом Ярославский педагогический институт по специальности "русский язык и литература". Работала в школе N 6 старшей пионервожатой, учителем начальных классов в школе N 66, а с 1951 года и до сих пор преподает в 71-й школе. Общий стаж трудовой деятельности Елены Владимировны составляет 60 лет.

Смотрите также:


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество