49

Станислав Вельховский об охотничьих традициях, любви к природе и настоящей вере

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Аргументы и Факты - Ярославль 10/08/2011

- Станислав Николаевич, расскажите, как был создан музей?

- Сначала здесь был только клуб охотников. Все экспонаты – наши трофеи. Потом решили сделать музей охоты. Его популярность растёт: сейчас более 1000 посещений в год, причём приходят люди самых разных возрастов - от младших школьников до 80-летних бабушек и дедушек. Кстати, кроме чтения лекций о природе и традициях русской охоты, выступаю на Сабанеевских чтениях, на конференции «Экология и мы», на областных конференциях «Отечество» - материал очень интересный.

- Клуб охотников организован при заводе?

- Да, ещё в советское время всем крупным предприятиям были приписаны охотничьи хозяйства. Вот и завод «Резинотехника» с 1969 года арендовал участок в Первомайском районе 26 тыс. га. Это рассматривалось как отдых трудящихся, и разрешалось иметь целый штат – егеря, сторожа, кастелянши, содержать базы, проводить плановые биотехнические мероприятия, способствующие увеличению продуктивности охотничьего хозяйства. В 1973 году меня выбрали председателем бюро первичного коллектива общества охотников, и до сих пор я на этом общественном посту.

- Работы много?

- Конечно. Допустим, нет водоплавающей птицы - делаем искусственный водоём. Договариваемся с землепользователем – колхозом, для них это водопой для скота, для нас - среда обитания водоплавающих, разводим рыбу – карася, карпа. Или взяли заброшенное, заросшее поле, бульдозером его раскорчили, распахали, поставили кормушку. Речка рядом - сделали плотину, запрудили, теперь там появились кулики, утки и даже лебеди отдыхали. Облагородили край! Сажаем топинамбур, очень полезный корнеплод и зимой не вымерзает – лось его поедает, и кабан, и медведь, еноты, барсуки. Зимой идёт прочистка стрелковых линий, на этот год у нас план – 10 километров. Для лосей делаем солонцы - у них потребность в соли, подрубку осинника. Особая наша забота – кабаны, в них больше всего труда вкладывается: приходится покупать на зиму корма – картофель, зерно. Мне нравится благоустраивать заброшенные места, делать красивее, создавать что-то новое, - земля-то запущена, надо, чтобы за ней кто-то ухаживал. На этом все и строится - на труде, на энтузиазме.

- Охотиться любите?

- Побродить с ружьём по лесу – настоящий отдых, снятие стресса, уход от городской суеты. Душа тянется к этому. Любовь к природе, она дух поднимает, а дух – это основа всего.

Самое интересное – охотиться не с лабаза, это так, для дилетантов-москвичей, - а с собакой. Тут такой азарт! Собака лает, кабана останавливает, ты крадёшься к нему, подходишь – раз! Кабан вылетает - и тебе под ноги! Ты – бах! – и на дерево вместе с лыжами! (Смеётся). Сколько я их перебил – и медведей, и лосей, и кабанов. Некоторые люди меня спрашивают: как может сочетаться любовь к природе и убийство животных? Один мой приятель так ответил: а как можно любить женщину и не обладать ею? Я с ним согласен. Только вот в последнее время моя жажда прошла – стрелять и убивать. Когда в один сезон меня кабан чуть не поддел, а потом лось чуть не задавил. Появилось ощущение какое-то новое, странное. Теперь стреляю без трепета, что ли, без азарта. Это у всех уходит, кто много бил.

- В вашей семье есть ещё любители пострелять дичь?

- Два сына, оба женатые, и оба охотники. Хотя они столько времени, как я, не могут отдавать охоте – много работают, у них своё дело. А вот жена до сих пор воюет с моим желанием охотиться - всем женщинам не хватает нашего внимания. Четыре внучки растут – тоже в музей ходят, любят природу. 

- Если пропало увлечение охотой, значит, появилось какое-то другое?

- Церковь восстанавливать помогаю. Не могу спокойно смотреть, как разрушается древний храм в моём родном селе Пазушеве. Нужно срочно спасать то, что ещё осталось. Храм редкий по архитектуре  - церковь Воскресения Христова, 1780 года постройки, таких всего два осталось в Ярославской области. Архитектура называется ярославско-костромская двухстолбная. Внутри он очень объёмный, красивый, сохранились фрески. Зимнюю церковь Иконы Божией Матери Казанская уже восстановили – я ведь по железу специалист, делал ставни, решётки, ворота. Несколько лет купола мастерили –  один для летнего, три для зимнего храма. Не я один, конечно, над ними трудился целый коллектив. Сейчас ещё чешую для крыши сделали под куполом покрывать. Тогда же я увлёкся историей. В нашем селе находилось родовое поместье Константина Обрескова, пожалованное ему царём в 1654 году за долголетнюю верную службу. Все Обресковы - настоящие патриоты своего Отечества, занимали высокие посты при дворах российских государей, отдавали свои жизни на полях сражений. 18 членов семьи похоронены в Пазушеве в родовой усыпальнице. И всеми забыты! Все загажено и растоптано, и никому не надо. А таких людей мы обязаны помнить. Поэтому собираюсь открыть музей истории села.

Досье

Станислав Вельховский родился в селе Пазушево Ярославского района Ярославской области в 1946 году. После школы закончил автомеханический техникум, по профессии техник-механик. Всю жизнь проработал на заводе «Резинотехника» высококвалифицированным рабочим. Сейчас на пенсии, но продолжает трудиться. С 1973 года – бессменный председатель бюро первичного коллектива областного общества охотников и рыболовов. Секретарь правления областного общества охотников и рыболовов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах