aif.ru counter
29.03.2013 18:01
Татьяна ЖДАНОВА
403

Диагноз - недофинансирование. Почему россияне едут лечиться заграницу, а врачи лечить

- Михаил Леонидович, расскажите о вашей работе.

- Одна из тенденций в современной медицине – это узкая специализация врачей для достижения максимального результата в лечении пациентов с определёнными заболеваниями. Моя ультраспециализация – восстановление движений посредством различных хирургических методик, включая микрохирургические способы. Интерес к этому сложному направлению реконструктивной хирургии у меня был заложен давно, когда в 1989 году придя в студенческий научный кружок на кафедре топографической анатомии ЯГМА, я совершил первую попытку восстановить сосуд под хирургическим микроскопом. Ярославль был одним из главных микрохирургических центров бывшего СССР. Моими учителями были известные во всей стране профессора В.К.Миначенко, Ю.В.Новиков, К.П.Пшениснов. С целью поднять результаты лечения наших пациентов до самого высокого международного уровня с 2001 по 2004 год я проходил обучение в США у одного из лучших микрохирургов мира профессора Джулии Терзис. В 2006 году она приезжала в наш город, и мы совместно выполнили первую в России микрохирургическую пересадку мышцы с ноги на лицо ребёнку с врождённым лицевым параличом.

Пациенты есть и взрослые, и совсем крохи. Конечно, дети – особые пациенты, как с точки зрения организации помощи, так и с технической стороны выполнения операций на мелких структурах, размер которых зачастую не превышает 0,5 мм.

Малышей в возрасте от 3 месяцев, как правило, мы лечим по поводу родового повреждения плечевого сплетения. Данное заболевание ещё называют акушерский паралич, или парез Дюшена-Эрба. Это сложная кропотливая работа. Иногда операции длятся по 12 часов. Однако лечение не ограничивается операцией, так как эти дети нуждаются в реабилитационном лечении.

- Почему россияне предпочитают ездить на лечение в Германию и Израиль?

- Хирургические технологии, которыми мы пользуемся, из оснащения требуют только микроскоп, микроинструменты и микрошовный материал. Остальное зависит от рук и головы врача, его хирургического искусства. Наверное, главная причина отъезда наших пациентов на Запад - условия. Зарубежные клиники лучше оборудованы, в них удобнее и приятнее проходить лечение, восстанавливаться после операции. А у нас просто нет условий. Посмотрите на больницу Соловьёва. Нужно не ремонтировать старые здания, а новые строить. Ярославская область гордится хоккеем, развивает промышленность, боролась за право проводить чемпионат по футболу, но почему-то не хочет развивать медицинский туризм, хотя для этого у нас есть всё. Было бы здорово, если бы лицом города был уровень здравоохранения. На мой взгляд, престижнее иметь хороший медицинский центр, чем гордиться проведением чемпионата по футболу. Медицинский центр, который знают в стране и мире, может принести больше пользы!

- Но нужны кадры!

- Они у нас есть, по крайней мере, пока. Наши врачи как игроки хоккейной команды, играющей в КХЛ. Но как наши спортсмены в своё время уезжали за рубеж играть, так и с врачами. Если нет хороших стен, оборудования, кто останется лечить? У людей постепенно пропадает мотивация бороться с этими условиями.

К примеру, у нас в больнице Соловьёва есть микроскоп для операций, но он давно требует ремонта. Хорошо было бы, если бы его отремонтировали, но лучше – приобрести новые. Правда, цена одного хорошего современного микроскопа – 6 миллионов рублей. Больница их заработать не в состоянии.

- Почему?

- Тарифы ОМС, по которым мы работаем, не учитывают объёмы хирургического вмешательства. По тарифной сетке одинаково оплачиваются реплантация пальца и операция по соединению сухожилий. Вот только объём работ разный. Реплантация включает в себя 5 - 6 операций и занимает очень много времени.

От финансирования многое зависит. Зарубежные коллеги просят провести семинар, показать, как я делаю операции. Я бы и рад, но стыдно в такие условия привозить. Нам нужно ориентироваться на хорошие стандарты в здравоохранении. Пока же их используют только в столичных клиниках.

Наши больницы живут на то, что им выделило государство, зарубежные получают ещё и пожертвования. Имена жертвователей выгравированы на специальных табличках и вывешиваются на стены для всеобщего обозрения. Я за то, чтобы мы стали перенимать этот опыт. Инвестиции в здравоохранение никогда не пропадут.

- Вы говорите об опытных врачах, проработавших по 10 – 20 лет. Но молодёжь не стремится становиться врачами, престиж профессии падает, да и денег в здравоохранении не заработать.

- Дело именно в престиже профессии: в 90-е годы, когда всем бюджетникам жилось плохо, люди не уходили из медицины, чувствуя себя нужными и уважаемыми. Сейчас такого нет. Медицинский вуз у выпускников школ стоит на последнем месте. Они думают: «Не поступлю в университет, пойду в медакадемию». А те, кто закончил, не идут в профессию. Деньги тоже играют немаловажную роль. Например, вызовут хирурга ночью проводить операцию по трансплантации, час его работы будет стоить 30 рублей! Из-за этого я отказался в своё время от ночных дежурств. Иногда мне становится не по себе, когда я думаю, кто будет лечить меня, когда я доживу до пенсионного возраста.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество