aif.ru counter
15.01.2012 10:56
Татьяна ЖДАНОВА
363

Старший следователь Александр Сударкин: на опознании хоккеистов Локомотива было жутко

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и Факты - Ярославль 07/12/2011

- Александр, вы с детства хотели стать следователем?

- Ещё мальчишкой мечтал работать в органах. Дело в том, что у меня мама - следователь, и папа много лет проработал в системе МВД. Когда я был маленький, то слышал, как они разговаривают, делятся какими-то впечатлениями и, хотя не понимал, о чём речь, представлял себя в их роли. Поэтому поступил на юридический факультет университета и в 2010-м закончил его.

- В следствие пришли сразу после получения диплома?

- Нет, сначала на добровольных началах потрудился помощником следователя. Потом сдал внутренний экзамен, и меня взяли в штат. По распределению попал в Некоузский межрайонный следственный отдел.

- Какие впечатления остались от той работы?

- Район очень интересный - там намного меньше происходит тяжких преступлений, чем, например, в Дзержинском районе Ярославля. Убийств, преступлений коррупционной направленности практически нет. Там другие люди. Для них следователь – это очень уважаемый человек. На улицах все здороваются. Нет такого, чтобы не явиться, если тебя вызвали на допрос. А ещё мне запомнились большие расстояния: порой, чтобы прибыть на место преступления, приходилось ехать 90 километров. Самое яркое впечатление – это первый самостоятельный выезд на убийство. Очень волновался, боялся проглядеть какой-то момент, неправильно изъять вещественные доказательства. Но со всем справился.

- Теория сильно отличалась от того, что потом пришлось увидеть на практике?

- Когда сдаёшь экзамен, знаешь, что всё это не настоящее, не несёшь ответственности. А на практике нужно быть предельно собранным, всё перепроверить, чтобы дать правильную квалификацию, то есть определить норму Уголовного кодекса, под которую подпадает данное деяние.

- Какие качества нужны человеку, чтобы быть хорошим следователем?

- Скрупулёзность, пунктуальность, внимательность, психологическая подготовка - важно уметь гасить конфликты, держать себя в руках. Это не просто.

- Что самое сложное?

- Допросить потерпевших несовершеннолетних. Разговор происходит при психологах, родителях или опекунах, подростки и дети зачастую отвлекаются на них и ждут подсказок. Достаточно сложно выстроить с ними доверительные отношения, подобрать слова так, чтобы узнать необходимую информацию и в то же время не нанести ещё одну психологическую травму.

- А дежурства, ночные выезды на место происшествия?

- Это часть моей работы, я знал, что выбирал. Хотя иногда приходится не спать по трое суток. Например, когда случилась трагедия с «Локомотивом» (авиакатастрофа в «Туношне» 7 сентября. – Авт.). Наша группа работала на опознании. Первые минуты было жутко - видеть в морге хоккеистов из любимой команды, на которую в этом году возлагал большие надежды… Потом удалось отстраниться от эмоций, чтобы добросовестно сделать свою работу.

- Можете сравнить преступность лихих 90-х и сегодняшнюю?

- Особых отличий нет. Есть и сейчас такие преступления, когда ради понравившейся вещи один человек убивает другого или причиняет тяжкий вред здоровью. Хотя сейчас больше преступлений совершается в состоянии опьянения.

- Для того чтобы «расколоть» преступника, применяются психологические приёмы?

- Не совсем так, но знание психологии, безусловно, помогает в работе. Если внимательно слушать ответы, можно уловить, когда человек врёт, а когда просто не договаривает. 

- Уголовный кодекс, на ваш взгляд, у нас мягкий или суровый?

- Считаю, что по отдельным видам тяжких преступлений можно было бы поднять нижний порог. Думаю, несправедливо, когда человек, лишивший кого-то жизни, получает небольшие сроки.

- А если это несовершеннолетние?

- Я не считаю, что для них максимальные 10 лет, предусмотренные Уголовным кодексом, - мягкое наказание. Реалии таковы, что после выхода из тюрьмы они вряд ли будут успешными людьми и смогут реализоваться. Другой вопрос, что они способны вновь совершить преступление. Но это уже вопросы к уголовно-исполнительной системе и работе с осуждёнными.

- Как вы относитесь к смертной казни?

- На мой взгляд, намного страшнее сидеть в одиночной камере долгие годы, чем в один момент расстаться с жизнью. Когда ты один на один с собой и не видишь других людей, то морально себя «съедаешь».

- У вас напряжённый график работы, остаётся время на личную жизнь?

- Очень мало. Когда выдаются выходные, хочется провести их в спокойной обстановке, когда никто не дёргает и нет лишнего шума. Друзья обижаются, что я редко с ними встречаюсь. Хотя иногда мы выбираемся в кафе или кино.

- Дома о работе рассказываете, советуетесь?

- Крайне редко. Есть много тем, на которые можно пообщаться с родителями помимо работы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество