aif.ru counter
01.08.2012 14:48
Татьяна ЖДАНОВА
44

Волонтёр Арсений Нестеров о затопленном Крымске, помощи пострадавшим и тех, кто наживается на чужом горе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и Факты - Ярославль 01/08/2012
Фото из архива Арсения Нестерова

- Арсений, кто предложил собирать гуманитарную помощь для пострадавших от наводнения?

- Идея родилась у моих друзей, которые работают во Дворце молодёжи, я поддержал её. Позвонили волонтёрам, узнали, что нужно людям. Как только разместили информацию в соцсетях, нам тут же понесли вещи, деньги, продукты. Было радостно видеть, что наши люди не разучились сострадать. Владелец одного из магазинов привёз огромный баул с новой брэндовой одеждой и обувью, другой предоставил в наше распоряжение фуру, нам оставалось только закупить бензин. Но больше всего меня поразили две старушки, которые, несмотря на свои крохотные пенсии, принесли пакеты с новым постельным бельём. Бабушки объяснили, что не могут не помочь, и надеются, что если когда-то их коснётся горе, то добрые люди не оставят в беде.

Буквально за три дня мы заполнили фуру продуктами, одеждой, обувью, игрушками и медикаментами, а кто-то даже привёз стиральную машину.

- Чем встретил вас Крымск?

- В город мы приехали в девятом часу вечера. Разруха полная, дома опустошены, голые стены – вода вынесла всё. До лагеря волонтёров добирались окольными дорогами - центральные были забиты машинами, фурами… Буквально через полчаса после прибытия получили адреса тех, кто нуждался в помощи, чьи дома серьёзно пострадали.

- Как вели себя пострадавшие?

- В первом доме нас встретили двое мужчин. Сказали: «Нам нужно всё!» Мол, соседи-то уже под завязку наполнили свои дома, а они ещё нет. Между тем, их дом находится на возвышенности, и вода затопила его всего на 1-1,5 метра. Злость, с которой они всё говорили, нас насторожила. Мы, конечно, записали, что им было нужно, и поехали дальше.

В соседнем доме нам открыл пожилой мужчина. Он пошатывался, в глазах читалось отчаяние. На вопрос, что ему нужно, с горечью произнёс: «Верёвка». Он и его семья спаслись просто чудом. Как рассказал мужчина, в ту ночь он спал в гараже и проснулся от звука падающих капель. Встал - и оказался по щиколотку в воде. Попытался открыть дверь и не смог. Посмотрел в окно и ужаснулся: река вышла из берегов, вода подбиралась уже ко второму этажу. Спасло то, что два года назад он прорубил из гаража на второй этаж выход. Всю ночь потом с женой и сыном мужчина провёл на чердаке – вода залила и второй этаж. Мы были первыми, кто приехал к нему с помощью. Оставили ему раскладушки, матрацы и постельное бельё, пообещав на следующий день вернуться с продуктами и медикаментами - мужчина был болен диабетом.

А иных приходилось уговаривать брать вещи! Мы пришли в семью с четырьмя детьми, мама оказалась очень скромной женщиной. Несмотря на то, что ей, её мужу и дочерям не в чем было ходить, долго отказывалась от помощи. Только когда я стал спрашивать, есть ли в чём ходить на работу, женщина призналась, что вся одежда грязная и плохо пахнет, а постирать нечем.

- Что вас больше всего поразило?

- Не только горе людей, но и стремление некоторых нажиться на этой беде. Нас сразу предупредили, что мы не должны вставать посреди улицы и сами предлагать помощь, так как уже были случаи, когда нечестные люди брали вещи и продукты и потом перепродавали их втридорога.

Не понравилось отношение и некоторых местных жителей. Город словно поделён на две части: одна – разрушенная и беспомощная; другая, не затронутая большой водой, - с работающими кафе и ресторанами, магазинами и конторами. Я до сих пор не понимаю, почему люди, у которых есть машины, не отпросились с работы и не помогли бедствующим соседям? Почему нужно было ждать, когда приедут машины из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, чтобы развозить гуманитарную помощь?!

- Вас как-то благодарили?

- Больше всего мне запомнился житель Крымска, который из гуманитарной помощи попросил инструменты, чтобы побыстрее самому разобрать завал, который остался вместо дома. А когда мы нашли ему инструменты и новенькую болгарку, на радостях чуть не стал нас обнимать. Его жене буквально за несколько дней до трагедии сделали операцию на горле. Она могла только очень тихо говорить, поэтому прошептала: «Спасибо». И этот шёпот был громче гудка паровоза. Только там, в Крымске, видя благодарность людей за то, что их не оставили одних, я понял значение этого слова.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество