aif.ru counter

«Нечто вроде официантов». Преподаватели вузов – о своей работе

Философ Андрей Азов считает, что система высшего образования переживает глубокий кризис.

«Жизнь вокруг говорит молодёжи о том, что образование само по себе не способствует карьере, не составляет основу социального успеха».
«Жизнь вокруг говорит молодёжи о том, что образование само по себе не способствует карьере, не составляет основу социального успеха». © / Алексей Витвицкий / АиФ

Накануне 1 сентября нерушимая традиция диктует: нужно говорить об образовании в самых разных аспектах. И это не самая скверная традиция, порой дающая пищу для размышлений, сомнений и выводов.

Сегодня наш гость - заведующий кафедрой философии Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского профессор Андрей Азов.

Есть с чем сравнивать

Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Андрей Вадимович, сейчас много дискуссий о том, в правильном ли русле идёт развитие российского образования. Нередка жёсткая критика всевозможных новшеств и их последствий. На ваш взгляд, каков вектор движения?

Досье
Андрей Азов родился 24 июля 1955 года в Ярославле. Окончил исторический факультет Ярославского университета в 1977 году и «Открытый университет Израиля» в Тель-Авиве в 1996 году. Доктор философских наук, кандидат исторических наук. Работал в Ярославском химико-механическом техникуме. Преподает в ЯГПУ им. К.Д. Ушинского с 1986 года. Автор книги «Проблема теоретического моделирования самосознания художника в изгнании: русская эмиграция первой волны».
Андрей Азов: Я 40 лет работаю в сфере высшего образования, причём непрерывно, и потому могу делать ответственные выводы. Я убеждён, что в последние лет пять идёт неуклонный распад системы высшего образования, о других областях образования судить не берусь. У меня есть с чем сравнивать, и не только с временами Советского Союза, когда наша страна имела лучшее в мире образование.

- Как вы пришли к столь категоричной оценке, которая не содержит никаких полутонов?

- Вместо того, чтобы давать студентам и аспирантам знания, профессора и преподаватели вынуждены тратить огромное количество времени для написания бесконечных образовательных программ. За короткое время сменилось уже пять поколений таких программ. Одни отменяются, и тут же приходится приниматься за написание следующей программы. Это абсолютно бессмысленная работа, которая вменена нам в обязанность. Она не оставляет времени для научных исследований, написания учебников и пособий, для полноценного образовательного процесса.

- А чем обосновывают эту, по вашему мнению, бессмысленную деятельность чиновники из профильного министерства?

- У меня сложилось впечатление, что они даже не утруждают себя обоснованиями и аргументами. Просто императив. Подчеркну, что это мои личные ощущения, я ведь не отношусь к администрации. Одно могу утверждать на своём опыте: эта лавина программных бумаг не имеет никакой связи с реальным процессом образования. Он идёт сам по себе. Раз вы упомянули Министерство образования и науки России, то нельзя не вспомнить нашумевшее открытое письмо, которое написала в апреле этого года его главе Ольге Васильевой доктор философских наук профессор Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского Вера Афанасьева. Я готов подписаться под каждым словом её обращения.

Вот одна цитата: «Российское образование буквально погребено под грудами никому не нужных документов, завалено бессмысленной отчётностью, задавлено чиновничьими предписаниями. Постоянно меняющиеся федеральные образовательные стандарты не приносят ничего нового по существу, зато делают из образования неэффективную машину, основной целью которой становится производство бумаг. Постоянно меняющаяся форма вытесняет интеллектуальное содержание, делает его ущербным. Преподаватели всей страны превратились в писарей, в машинисток. Где складируются эти горы измаранной бумаги? Зато очевидно, кому они нужны, - чиновникам, которые только этим бумажным потоком и могут оправдать собственное существование, прикрыть отсутствие положительных результатов работы».

Статус и зарплата: только вниз

- Свежие данные Ярославльстата, впрочем, не особо отличающиеся от показателей в других регионах, говорят о том, что в высшей школе зарплата преподавателей всё больше отстаёт от средней по экономике.

- Дело не только в величине доходов, но и в большой перегрузке по часам лекций, которая не учитывает время, необходимое для подготовки к занятиям. Расчёт, видимо, делается на то, что преподаватели не будут протестовать, смирятся с возникшей ситуацией. Ведь смирились же с резким падением общественного статуса профессии, который всегда был высок. Сейчас по всем нормативным документам мы оказываем «образовательные услуги», в услужении, стало быть, находимся. Нечто вроде официантов.

- Нижняя точка кризиса в образовании уже пройдена?

- Мы не знаем, что произойдёт не только через год, но даже и завтра. Поэтому я не решусь прогнозировать. Есть такое понятие - стохастический, то есть вероятностный, процесс, характер изменения которого точно предсказать невозможно. И человек как «время поглощающий субъект» (добавлю один специальный термин) может повлиять на эту стохастику. «Время - горизонт бытия», - писал один из крупнейших философов XX века Мартин Хайдеггер. Не всё печально, конечно, но и радоваться нечему. Я пессимист, а им быть хорошо. Если станет хуже - скажу: «Ну, что я вам говорил». А лучше - тогда появится повод порадоваться!

«Вечная незавершённость»

- Обозначьте сферы ваших научных интересов.

- Могу назвать себя гуманитарием широкого профиля. Я не только доктор философских наук, но и кандидат исторических наук. Больше всего меня интересует история изобразительного искусства. 17 лет проработал на кафедре культурологии. Добавлю, что ещё и специалист в области религиоведения.

- Вы исследователь религий, а, стало быть, атеист?

- Нет, я агностик, то есть считаю невозможным познание абсолютной истины в вопросах существования богов, вечной жизни, сверхъестественных существ. Агностики не исключают возможность как существования божественных сущностей, так и их отсутствия. Атеизм же - это однозначное отрицание, и он может быть гражданской позицией, но не научной.

- Есть ли у вас ответ на вопрос, мучающий многие поколения мыслящих россиян: «В чём наша страна отличается от других?»

- Ситуация вечной незавершённости - вот что отличает, вот что делает такой напряжённой нашу жизнь. Вспомню слова основоположника психологии масс Гюстава Лебона, написанные им о соотечественниках, французах: «Измучены свободой и жаждут рабства». Да только ли к ним можно отнести этот вердикт?

Знания, а не компетенции

- По вашим наблюдениям за много лет, как изменились студенты к нынешним временам?

- Сейчас они более прагматичны, чем раньше, нацелены на получение дипломов, а не систематических знаний. Редко можно встретить студентов, стремящихся знать как можно больше. Жизнь вокруг говорит молодёжи о том, что образование само по себе не способствует карьере, не составляет основу социального успеха. Считается, что вузы занимаются не только образованием, но и воспитанием. Однако мир многомерен, и наше влияние на студентов весьма невелико в сравнении с воздействием других сообществ, с агрессивными правилами игры в мире.

- Иначе говоря, идеология вуза как «школы компетенций» окончательно победила модель «школы знаний», которой Россия была обязана взлётом образования в минувшем веке?

- Я убеждён, что высшее образование должно быть именно школой знаний, воспитанием многогранной личности, а не узкого профессионала. Это принципиальный водораздел, в решающей степени влияющий на будущее нашего образования, на его способность отвечать на вызовы времени. Было много разговоров о том, что советская и, как её продолжатель после распада СССР, российская модель школьного образования «изжила себя» и требуется переход к новой модели - к «школе компетенций». Потом перешли к воплощению этой идеи. Но ведь школа - в самом широком смысле - должна передавать новым поколениям культуру цивилизации. Моральное и этическое содержание культуры и составляет сущность народа. Нельзя подменять это содержание всевозможными «компетенциями», меняющимися вслед конъюнктуре рынка. С противоположным подходом я категорически не согласен. Если будет пройдена точка невозврата, то тогда ситуацию нельзя будет выправить.

- Но она ещё не пройдена, как видно из ваших оценок?

- Пока точно нет, и в этом можно видеть позитив. Но рисков в системе уже накоплено столько, что необратимые изменения могут случиться в любой момент.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Елена Козлова
    |
    09:40
    29.09.2017
    0
    +
    -
    Абсолютно согласна с автором!Почему за преподавателей решают чиновники: что нам делать, как работать, и, как следствие, как жить? Выпускаем большинство с "корочками", а не с высшим образованием! С уважением, Елена Александровна
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Какая погода будет в Ярославле в начале сентября?
  2. Когда у ярославских школьников будут каникулы?
  3. Что мы знаем о новом худруке Волковского театра Сергее Пускепалисе?
  4. Как решается вопрос с льготными лекарствами в Ярославской области?
  5. Когда в Ярославле повысится стоимость общественного транспорта?