aif.ru counter
1908

Неродные. Как живут ярославские детдомовцы

Волонтёр Светлана Елфимова рассказала о том, что происходит за стенами детских социальных учреждений.

Детские дома контролируются официальными структурами не должным образом?
Детские дома контролируются официальными структурами не должным образом? © / Сергей Ильницкий / АиФ

Во время различных праздников власти и благотворительные фонды любят рапортовать о добрых делах и подарках для ребят из детдомов. К сожалению, выделенные средства не всегда доходят до адресатов. Как на самом деле живут дети в приютах, «АиФ» рассказала волонтёр Светлана Елфимова.

Алла Смирнова, «АиФ-Ярославль»: Светлана, какова, на ваш взгляд, основная проблема ярославских детских домов?

Досье
Светлана Елфимова родилась 26 февраля 1972 года в Рыбинске. Работает в коммерческой компании. Замужем, воспитывает сына.
Светлана Елфимова: Дело в том, что у нас не принято выносить сор из избы. То, что происходит в стенах детских домов, остаётся там. Информация во внешний мир просачивается редко и случайно. Как правило, руководство таких учреждений не даёт ей распространиться, там работают годами и не хотят терять «тёплое» место, так как чаще всего туда идут не из большой любви к детям и желания им помочь. Конечно, не все такие. Мне повезло общаться с руководителями детдомов, которые действительно любят детей и переживают за них. Мы сотрудничаем с Петровским интернатом - это, считаю, пример образцового детдома. Этот дом (в полном смысле этого слова) всегда принимает волонтёров с широко открытыми дверями, складывается впечатление, что там живёт одна большая семья. Но это скорее исключение, большинство руководствуются корыстными мотивами.

Присвоение или растрата?

- Неужели воруют у детей?

- У некоторых это в порядке вещей. Ведь работают в детдомах годами, нагрузка у педагогов и воспитателей большая, а зарплата, увы, нет, вот и вознаграждают себя за счёт и так обделённых детей. Вспомните прогремевший на всю страну скандал в одном из районных детдомов, в котором под патронажем фонда известной актрисы проводился капитальный ремонт. Дети там проживали в ужасных условиях с плесенью на потолке и стенах, а руководителя признали виновной по статье «Присвоение или растрата».

- А как же проверки вышестоящими организациями?

- Проверки, конечно, есть. Но все в этой системе в плотном контакте друг с другом, поэтому на многое закрываются глаза. Часто слышала, что домах с сиротами бывает распространено как моральное, так и физическое насилие. Доказать что-либо трудно, такие организации очень закрыты и не пускают в свой мир волонтёров и других желающих помочь. К сожалению, в наших детдомах нет психологов, вернее, на бумаге они числятся, но по-настоящему с детьми не работают, им ведь там практически не платят, зачем напрягаться. То же самое и с другим персоналом. Год назад моя знакомая лежала с ребёнком в ярославской больнице, куда детей, забранных из семьи, привозят на карантин, прежде чем определить в детский дом. Она рассказала, что дети в больнице находятся в ужасных условиях, лежат в кроватях на голой клеёнке, памперсов у них нет, одежды и игрушек - тоже, ими никто не занимается, волонтёров к ним не пускают… Нам удалось договориться с заведующей помогать негласно, иначе она «сверху» получит выговор, ведь озвучивать, что есть какие-то проблемы, не принято. 

- Что же делать?

- У нас есть целая когорта чиновников, которые должны это контролировать. Но дети продолжают подвергаться унижениям, насилию и даже гибнут. Поэтому я считаю, контроль нужно поручить общественности. Чиновники перед проверкой всегда сообщают в детдом или семью о дате своего «неожиданного» визита, давая возможность привести всё в порядок. Поэтому случаи, подобные трагедии, произошедшей в Мосейцево, нечасто становятся достоянием гласности, ведь по бумагам «всё хорошо». Проверки должны быть внезапными и общественно открытыми, обязательно  с привлечением СМИ и блогеров. Частных приютов вообще быть не должно, проверять их практически невозможно. Государство свои-то приюты не может должным образом проконтролировать.

- А в приёмных семьях ситуация обстоит лучше?

- К сожалению, проблемных семей, как и приютов, полно. И всё это происходит у нас под носом. Я убеждена, когда ребёнок берётся в семью, которая не может иметь детей, это точно по любви, за него можно быть спокойным. А когда в семье уже есть дети, тут другая ситуация. Есть случаи, когда семьи берут себе не столько детей, сколько помощников, в основном это распространено в сельской местности. Например, я знала семью, проживающую в Брейтовском районе, с 18 детьми, включая родных. Все дети вкалывали на земле, в своём подсобном хозяйстве, хотя это и не было каким-то рабством.

Усыновить как платье заказать

- Легко ли сейчас усыновить ребёнка?

- Однозначного ответа нет. Ведь никто не отменял самого эффективного способа – «договориться». За деньги у нас можно всё. С одной стороны, молодой паре, действительно мечтающей завести ребёнка и готовой любить его и воспитывать, могут отказать, а какой-нибудь одинокой безработной пенсионерке с готовностью дадут. Мне вообще кажется странным желание возрастных родителей усыновить малыша: что же они раньше детей не брали? Да и потянут ли с нынешними пенсиями и экономической нестабильностью? Но это почему-то уходит на второй план. Я не понимаю, чем руководствуются при разрешении на усыновление. По закону, взять ребёнка может даже уголовник, при условии, что он отбывал наказание не по статье «угроза жизни и здоровью».

В законодательстве у нас сплошные «дыры». Потенциальным родителям не разрешают предварительно встретиться и пообщаться с ребёнком. Когда все документы собраны, паре дают доступ к базе данных детей, где им необходимо создать портрет ребёнка, которого они хотели бы, начиная от пола, возраста, цвета глаз и заканчивая расовой принадлежностью и знаком зодиака. Это как в интернет-магазине платье заказать. А если не отвечать на эти вопросы, решат, что ты не знаешь, чего хочешь, и вообще откажут. К тому же ребёнка потом можно вернуть, как в магазин. Это неправильно.

Одна известная ярославна с мужем усыновили мальчика 11 лет. Он оказался неуправляемым, и они решили вернуть его обратно. Но тут произошла трагедия - муж погиб. А женщина оказалась беременной. Если бы не приёмный сын, она просто не справилась бы, приёмный ребёнок стал лучшим помощником и настоящим братом родившемуся малышу.

Я считаю, к каждой приёмной семье должен быть прикреплён психолог, тогда случаев «возврата» не будет.

-  Но что-то в последнее время меняется к лучшему?

- Я оптимист и к окружающему миру настроена позитивно. Считаю, что появилось много социально активных людей, которые следят за ситуацией вокруг сирот и не боятся высказывать своё мнение. Кроме того, становится все больше семей, желающих принять к себе ребёнка-сироту или отказника. Это говорит о том, что общество стало более открытым и люди не боятся трудностей - ни экономических, ни психологических.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Какая погода будет в Ярославле в начале сентября?
  2. Когда у ярославских школьников будут каникулы?
  3. Что мы знаем о новом худруке Волковского театра Сергее Пускепалисе?
  4. Как решается вопрос с льготными лекарствами в Ярославской области?
  5. Когда в Ярославле повысится стоимость общественного транспорта?