Примерное время чтения: 8 минут
286

Из города в деревню. Как профессорский сын стал фермером

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Аргументы и факты - Ярославль 22/12/2021
Большая семья Вениамина Ковалёва.
Большая семья Вениамина Ковалёва. / Вениамин Ковалев / Из личного архива

О таких людях часто говорят, что на них держится Россия. А сам фермер Вениамин Ковалёв считает, что для него главное – не дать погибнуть земле, которую он обрабатывает вместе со своей большой семьёй – у него жена и девять детей.

Мальчик из хорошей семьи

Однажды, 30 лет назад, молодой парень из Ярославля резко поменял свою судьбу. Мальчик из профессорской семьи, окончивший престижную школу, решил, что будет работать на земле. Родители, мама – преподаватель в университете, историк-востоковед, отец – журналист, не понимали, зачем единственному сыну становиться фермером и как можно отпустить его в неизвестность.

«Конечно, они меня отговаривали, взывали, как им казалось, к разуму. Но, поняв серьёзность намерений, приняли мою сторону и на имевшиеся в семье небольшие сбережения купили домик-развалюху в Любимском районе. С этого началось моё хозяйство», – вспоминает Вениамин Ковалёв.

Свой выбор Вениамин Алексеевич объясняет «зовом крови» – все предки и по отцовской, и по материнской линии были из деревни. Прадеда по маме, зажиточного крестьянина Архангельской губернии, раскулачили в 1930 году. Семью не пощадили, дети оказались в детском доме.

«Но моя бабушка и после детдома сумела, как говорится, выбиться в люди, вырастила трёх дочек – все стали докторами наук в разных областях, в том числе и моя мама. А отец – из смоленских крестьян. Деда по отцу до войны репрессировали. Папа стал журналистом, много лет работал на ярославском радио и в различных ведомственных изданиях».

Именно по предложению отца Вениамин, на тот момент ученик 7-го класса престижной ярославской школы, впервые оказался в колхозе на сельхозработах. В каникулы поехал подзаработать на заготовке сена.

«Я как в другую вселенную попал! С одной стороны, всё интересно, а с другой – уже тогда, мальчишкой, видел, насколько нелепо ведётся хозяйство в колхозе, который движется к разорению. Хотелось это исправить».

Любой труд требует приложения сил.
Любой труд требует приложения сил. Фото: Из личного архива/ Вениамин Ковалев

Всё имущество – сапоги и рюкзак

После школы Вениамин поступил в ленинградский вуз, учился на строителя. Затем перевёлся домой, в ярославский институт, но учёбу не закончил – не видел своего будущего в этой профессии. В переломный для страны 1991 год 21-летний парень уехал жить и работать в деревню.

«Многие тогда в коммерцию двинули, а мне хотелось продукт своими руками создавать. Но чтобы начать хозяйство, нужны деньги. А я приехал – сапоги и рюкзак – всё имущество. Начал заниматься пчёлами. Это не требует больших вложений. Но быстро понял, что занятие неперспективное, прибыли почти не приносит – в хороший год мёд стоит копейки, а в плохой его с юга перекупщики навезут».

Пожив какое-то время в деревне, Вениамин поймал себя на мысли, что теперь ему неприятно приезжать в город – раздражает суета и толчея. Поэтому мысли о возвращении никогда не возникало.

Скоро начинающий фермер сменил специализацию и начал разводить гусей. А первую корову купил уже после женитьбы. Жену нашёл здесь же, в деревне. С Жанной они вместе уже почти 20 лет, построили большой дом на хуторе и растят в нём девятерых детей – у них пятеро сыновей и четыре дочери. Самому маленькому сейчас полгода, а самому старшему – 18 лет.

«Насчёт детей мы не договаривались. Ну, думали, может, четверых-пятерых родим… А получилось девять. Старший сын уже учится в градостроительном колледже в Ярославле. Второй – в сельскохозяйственном колледже в Любиме, младшие – школьники, совсем маленькие – дома с мамой».

Сейчас фермерское хозяйство Ковалёвых делает ставку на крупный рогатый скот – растить бычков на мясо рентабельно. А птицеводство отошло на второй план, цены на зерно – основной корм для птицы – выросли настолько, что выращивать гусей стало убыточно.

«Сейчас у нас гусей немного – 300 голов. Стадо КРС тоже небольшое – 40 голов. Могли бы держать и 200. Со временем, придём и к этому, но не сразу, так как всё развитие идёт за счёт своего горба.  На качественном фермерском продукте сейчас почти невозможно заработать. Во всём мире органический продукт ценится гораздо выше обычного магазинного. Но только не у нас. Порядки устанавливают сетевые маркеты, и в результате всё продаётся по цене «общей химии». В результате – если работаешь честно, с голоду не помрёшь, но не будет у тебя ни новой техники, ни средств на развитие».

Будущее – в сыновьях

Вениамин Алексеевич уверен, что его дети, повзрослев, продолжат семейное дело.

«Мальчишки хотят работать на земле. Но даже если жизнь у них по-другому сложится, крестьянские навыки пригодятся. Это же не тупая работа на конвейере. Тут во всём творческий подход требуется. Не пропадут ребята у меня».

Отец считает, что главное для детей – освоить реальное ремесло. К труду приучает их с малых лет. Так, у второго сына Миши разглядел задатки будущего фермера ещё в шесть лет.

«Я ему уже тогда сказал – с тебя будет самый строгий спрос».

Парень, которому сейчас 17 лет, по словам отца, спать не ляжет, пока не проверит всю скотину – всё ли хорошо.

Впрочем, и другие сыновья, уверен Ковалёв, не подведут.

«Старшие сыновья участвуют в общем совете. Даю им возможность самим принимать решения, не давлю на них. И уже не помню, когда я вмешивался и советовал делать по-другому. Они самостоятельные уже».

Сыновья – надежда и опора отца.
Сыновья – надежда и опора отца. Фото: Из личного архива/ Вениамин Ковалев

У кого «плюшек» больше?

На вопрос, чего сегодня не хватает людям на земле, Вениамин Алексеевич отвечает критикой госпрограмм по поддержке фермеров: «Делают вроде бы для нас, но без нас. Если как-то хочешь взаимодействовать с государством, должен подстраиваться под прихоти чиновников. Программы не согласовываются с тем, что нужно на деле. Сейчас реальных фермеров и не уговорить участвовать в каких-то грантовых проектах, потому что приходится подстраиваться под искусственно придуманные условия. Потеряешь больше, чем приобретёшь. Например, дают гранты под открытие рабочих мест. А мне с моей семьей в принципе не надо посторонних людей в хозяйстве. Мы сами справляемся».

По мнению Ковалёва, земельные инициативы должны идти от конкретных людей снизу, а не от «дяди наверху». То же и с программами соцподдержки многодетных семей.

«Ни многодетные, ни фермеры государству не нужны. А стране – нужны, как мне кажется. Чем мы полезны? Тем, что семьёй содержим определённый участок земли, не даём ей зарастать. И при этом не сидим на чьей-то шее, а производим нужный людям продукт. Реальной системы работы ни с фермерами, ни с многодетными в стране нет. Но если не будет ни тех, ни других – извините… Если собрать всю Россию в Москву и несколько городов-миллионников – страны не будет. В советские времена давали «плюшки» тем, кто дальние регионы осваивал. А сейчас все бонусы в Москве. Моя мама как-то сказала: обречена та страна, где людей делят на сорта. Сейчас это и происходит. Кто живёт в столице, имеет максимальные привилегии, социальные льготы. Кто в других городах – уже меньше. А уж если в деревне живёшь, тебе, по мнению чиновников, вообще ничего не надо – третий сорт. Так быть не должно».

Утверждение «Я счастливый человек, у меня всё задуманное получилось» Ковалёв принимает для себя лишь частично:

«Насчёт счастливый – конечно, да. Насчёт «всё получилось» – скорее, нет. В нашем деле, как в известной сказке: чтобы стоять на месте – надо бежать сломя голову. Необходимо постоянно развиваться».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах