aif.ru counter
189

Медики - герои нашего времени. Что изменилось в мире с появлением COVID-19

fernandozhiminaicela / pixabay.com

Самой актуальной темой 2020 года, которая не сдавала свои позиции на протяжении последних месяцев, оказалась тема короновируса. Поэтому героями нашего времени стали врачи, которые без перерывов борются за жизнь людей.

В онлайн-формате мы поговорили со специалистом Намигом Маммедовым. Это врач широкого профиля, успевшим поработать в России и Турции. Намиг Маммедов проходил стажировку в Англии и сейчас продолжает врачебную деятельность в качестве заместителя начальника санитарно-карантинной службы при государственном медицинском учреждении таможенного контроля Азербайджана.

О профессии

- В какой момент вы решили стать врачом и что именно вас привело к этому решению?

- До того, как пойти в первый класс, я получил травму ноги. Это была глубокая травма голени, и меня срочно отвезли в поликлинику к хирургу, чтобы наложить швы. Пока зашивали рану, я внимательно наблюдал за его действиями. Несмотря на то, что мне старались закрыть глаза, чтобы я ничего не видел и не испугался. Я все же искоса продолжал наблюдать за действиями врача. Это и стало зачатками интереса к медицине и выбора моей профессии. Этот зачаток стал развиваться в школьные годы в сторону медицины. Я помню, как где-то нашел фонендоскоп, и кто-то мне дал белый халат и его надевал и представлял себя врачом. Так и случилось. Это судьба.

- Любая профессия, связанная с медициной, - это большая ответственность. А вам было сложно обучаться? Что именно было сложнее всего?

- Во время обучения в университете, честно скажу, было сложно. Во-первых, это новый мир, когда попадаешь в высшее учебное заведение. Но у меня было небольшое преимущество: перед поступлением я успел поработать санитаром, так сказать, набрать стаж. Но когда я пошел на работу - в свои 16 лет - я попал в очень сложное отделение реанимации, отделение интенсивной терапии. Очень много было сложных пациентов. Эта была именно та школа, которая меня закалила перед поступлением. И тяжесть самого процесса обучения ушла, потому что наработанный опыт развил во мне интерес к развитию в этой сфере. Когда возникает интересе сложности отодвигаются на второй план.

- А чем вы любите заниматься в свободное время?

- Музыкой, я окончил музыкальную школу по классу фортепьяно. И раньше я играл, изучал ноты, учился читать по нотам. Помимо этого, у меня широкий интерес к компьютерным технологиям. Кулинария, точнее кондитерском направлении. Я умею печь пироги, торты и то творческое начало, которое во мне есть, позволяло мне их своеобразно украшать. Но я не считал это профессиональным подходом, я всегда расценивал это, как хобби.

- У вас были какие-либо переломные моменты на работе, чтобы бросить медицину и найти себя в другой сфере?

- Никогда. Потому что, все что я умел это было моим произвольным занятием. На первом лане у меня всегда была медицина. Медицина — это мое призвание и никогда не было мыслей, что я расстанусь с ней.

О морали в профессии

 

- На ваш взгляд, можно ли утверждать, что врач - это эталон этики и морали?

- Частично, да. Человек, который называет себя врачом, в первую очередь должен быть порядочным, добрым, искренним. Посвятить себя пациентам. Высокие человеческие качества должны быть присущи специалисту. Без этого человек не может состоятся как врач. Врачи не только должны проводить диагностику и выписывать лечение, но и частично должны войти в ту ситуацию, в котором оказался пациент, в том числе и психологически. Это вызывает доверие у пациентов и помогает в правильном лечении.

- Есть стереотип, что среди врачей нет религиозных людей, и они слишком рациональны, это правда? Вы верите в Бога?

- Я в Бога верю. На мой взгляд, человек, который занимается медициной, должен верить в Бога. Это немного сложно объяснить… Потому что в практике случались истории, где все показатели указывали на то, что пациента нельзя спасти. А он выживал. Или наоборот: мы спасали пациента из самой сложной ситуации, мы выписывали здорого человека. А через пару дней до нас доходила информация, что пациент умер. Попал в аварию.

Приходилось ли Вам в профессиональной деятельности переступать через свои принципы или переступать через правила учреждения?

- Приходилось. Через свои принципы я переступал редко. А вот устав медицинского учреждения в интересах пациента нарушал. У меня есть золотое правило: пациент от врача должен получить максимум правдивой информации. Врач должен сделать все, чтобы оказать максимальную помощь для пациента. Бывали истории, когда ограничения учреждения не позволяли помочь здесь и сейчас, с такими нонсенсами приходилось бороться. Потому что для меня первостепенная задача - оказать помощь и оправдать надежды, которые на меня возлагают пациенты.

- Какой самый сложный случай был в вашей практике?

-Сложный вопрос….И практики и опыта, самые сложные годы были 1992 и 1993, разгар Карабахской войны. В то время я работал в военном госпитале на добровольных началах. Мы оказывали непомерную помощь в реанимационном отделении. Туда поступали молодые ребята, солдаты, сразу после боя, в тяжелом состоянии. К сожалению, не всех удавалось спасти. Это были самые тяжелые годы в моей практике. Война — это всегда тяжело.

Об окружении

- Часто обращаются друзья и знакомые со своими «болячками и вопросами как залечить или что выпить. Вы вообще часто слышите в свой адрес «Ну ты же врач»?

- Очень часто. И, как правило, как только становится плохо, они вспоминают меня и просят совет или рекомендации. Без этого никак. Куда бы я не делся, медицина меня всегда сопровождает.

- А часто сталкиваетесь с самолечением и как с этим бороться?

- Конечно сталкивался и бороться с эти сложно. Изначально, если у пациента есть поверхностные симптомы, они на это не обращают внимания. А когда появляются симптомы «раздражители», ищут причину в интернете. Очень много распространено сайтов, где достаточно ввести пару симптомов и вам выдается готовый диагноз. А если есть диагноз, значит есть и лечение. Тоже самое касается рекламы препаратов: она у нас идет повсеместно. Нужно повышать грамотность населения в сфере медицины и  доверие к врачам. Ограничить рекламы препаратов. Это значительно уменьшит тенденцию самолечения

- Как человек, работающий в разных странах - Турция, Россия Азербайджан, вы проходили стажировку в Англии… На ваш взгляд, где самый низкий уровень медицины?

- Пожалуй, самый низкий уровень медицины я встречал в Азербайджане. Уровень медицины характеризуется технологическими оснащенностями. Тут еще одна составляющая - это медицинская культура населения, т.е. нет привычки, если что-то случилось, нужно обратиться к врачу. Это играет большую роль и поэтому нет широкого развития диагностики, технологий, новшеств, по сравнению с другими странами, где я работал.

COVID-19 

- Переходя к самой актуальной теме 2020 года. Вот вы вернулись в Азербайджан практически в самый разгар короновируса. Опишите свою рабочую обстановку во время эпидемии в Азербайджане? Тяжело было?

-Да, я прилетел в Азербайджан, и через 2-3 дня ВОЗ объявил пандемию. Ситуация с каждым днем ухудшалась. При чем, когда это затрагивало те страны, где это первоначально выявилось, почему-то нам всем казалось, что пройдёт очень много времени, пока этот вирус дойдет до нас, не будет такого распространения на всю планету. Увы, ситуация оказалась совсем другой. Это достаточно серьезный недуг, достаточно серьезный невидимый враг, с которым мы ведем борьбу. И с каждым днем ситуация усложнялась и очень быстро возникла проблема размещения пациентов. Нужно было в экстренном порядке увеличивать количество коек, санитарно-карантинных мест, потому что если возникает пандемия, а на руках нет вакцины, то единственное спасение — это изоляция и другого не дано.

За короткое время все страны начали с этим сталкиваться: Азербайджан не был исключением. На первых этапах сложным оказалось прививать населению привычку гигиены (чаще мыть руки, стараться избегать большое скопление людей т.д). Естественно и были зараженные пациенты, которых нужно было экстренно госпитализировать и изолировать, чтобы не допустить дальнейшего распространения.

К сожалению, были и пациенты, которые на первых этапах заражения были в тяжелом состоянии и требовали огромного количества внимания и времени для поддержания жизни, но нонсенсом, оказалось для меня, когда пациенты, на первом этапе заражения, и признаками простуды продолжали жить привычной жизнью, а обращались только тогда, когда становилось очень плохо. И тут действительно становилось сложно, потому что приходилось оценивать примерное количество людей, которые потенциально могли тоже заразится - их тоже нужно было экстренно изолировать.

- На ваш взгляд, сильно отличается борьба с короновирусом в разных странах? 

-Всемирная организация здравоохранения издает все необходимые распоряжения, правила, алгоритмы, как нужно действовать, какие меры нужно предпринимать в той или иной стране. И все это распространяется, на те страны, в которых зафиксирован вирус. Но у каждой страны индивидуальный подход, они могут соблюдать рекомендации, могут принять их во внимание и соблюдать частично. С чем это может быть связано? Опять же, все зависит от ситуации стран, от климата, от скорости распространения вируса, от правительства страны, которое принимает решение. Но хочу заметить, что те страны, которые пренебрегали рекомендациями ВОЗ страдают больше, нежели те, кто приняли их во внимание. Как бы не было, рекомендации ВОЗ на практике показали свою эффективность.

- Бытует мнение, что эпидемия начала отступать. Во многих странах начинаются послабления карантинного режима. Есть вероятность, что короновирус исчезнет так же внезапно, как и появился? Или он теперь останется нами до тех пор, пока не изобретут вакцину.

- Существуют разные мнения на этот счет. Но есть одно правило: если есть бактериальная или вирусная инфекция, для сопротивления заражению нужна вакцина. Вакцину для короновируса пока создать не могут. Этот вирус очень изменчив и непостоянен, он мутирует и в разных организмах ведет себя по-разному. Поэтому очень сложно уловить, тот момент, на основании которого он работает по одному принципу и на основании этого принципа создать вакцину.

К сожалению, принципа поведения нет в этом вирусе, поэтому очень сложно создать вакцину. И исходя из этого сложно сказать, будут ли повторные заражения, где они будут. Будут ли затихания. Все зависит от того, как будут люди соблюдать меры предосторожности, те же правила гигиены, режимы изоляции. Повторюсь, все зависит от людей. Если в какой-то момент люди к этому начнут относится халатно, то и возрастет шанс повторного заражения. По прогнозам, мы ожидаем ещё одну волну активности этого вирусу, примерно в начале осени. Какой будет эта активность, и будем ли мы к этому готовы, вопрос сложный, потому что мы не знаем, какая будет интенсивность этой волны.

Материал подготовила Александра Ягубова

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах