aif.ru counter
329

Не до подгузников. Александр Богатырёв - о проблемах ярославских инвалидов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Аргументы и факты - Ярославль 11/11/2015
Александр Богатырёв считает, что право на льготы у инвалидов есть, но денег на них у региона нет.
Александр Богатырёв считает, что право на льготы у инвалидов есть, но денег на них у региона нет. © / Из личного архива

Инвалиды страдают не столько от собственного физического нездоровья, сколько от социального неравенства, незащищённости, безразличия со стороны общества и власть имущих. Об этих бедах и проблемах мы поговорили с Александром Богатырёвым, заместителем председателя ЯОО ВОИ, накануне маленького праздника для большого количества людей – Международного дня инвалидов.

По существу - издевательство

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Александр Михайлович, какие социальные льготы потеряли сегодня инвалиды? Оправданы ли эти меры, по вашему мнению, в нынешнее трудное время?

Александр Богатырёв: Ситуация со льготами для инвалидов всё более напоминает выражение бывшего вождя мирового пролетариата: «По форме правильно, а по существу издевательство». С одной стороны, мы по-прежнему слышим заверения всех мыслимых властей о том, что все социальные обязательства государства перед теми же инвалидами остаются неизменными и будут и впредь выполняться в полном объёме. И формально никто наших инвалидов, в том числе и ярославских, ни одной из прописанных в законе льгот на сегодня не лишил. Просто реально получить эту свою гарантированную вроде бы родным государством льготу каждому конкретному инвалиду становится всё труднее, а во многих случаях и вовсе невозможно.

В этой связи наиболее показательной может служить история с так называемыми техническими средствами реабилитации (ТСР) вообще, и с подгузниками в частности. История, на мой взгляд, попросту неприличная и недостойная страны, считающей себя великой державой. Потому как в данном случае речь идёт о наиболее тяжелых категориях инвалидов.

И именно на этих категориях наше государство решило экономить в первую очередь. В начале года из бюрократических недр Минтруда России вылупился проект по увеличению сроков пользования этих самых ТСР. То есть протезы носить вдвое дольше, ортопедическую обувь получать вдвое реже, а каждый подгузник пользовать вдвое больше. Однако возникло столь сильное общественное недоумение, что сия законодательная новация не прошла. Вроде бы. Но на деле во многих регионах России, в том числе и в родной Ярославской губернии, многое из того, что там предлагалось, было не только осуществлено на практике, но, как у нас водится, и перевыполнено.

Дело в том, что по причине очередных временных трудностей с федеральным бюджетом во многих регионах России произошла, выражаясь деликатно, задержка с заключением контрактов на закупку и поставку определённых видов технических средств реабилитации инвалидов. В том числе «абсорбирующего белья», то есть подгузников и пелёнок. И в Ярославской области такая «задержка» затянулась практически на полгода. То есть сами контракты с поставщиками были заключены аж во второй половине мая.

Так что реально получать свои законные подгузники и пеленки ярославские инвалиды начали в лучшем случае в конце мая - начале июня. И сразу же начались жалобы на то, что выдают оные предметы первой необходимости далеко не в том количестве, на которое рассчитывали получатели. То есть инвалидам было предложено забыть о прошедших месяцах текущего года и начинать отсчёт с того дня, когда инвалид распишется наконец в заветной бумажке на получение.

Потому как за подписью всё того же самого министра труда и соцзащиты разлетелось по городам и весям директивное письмо от 24.06.2015 г. за № 13─3/10/в-4473, в коем именно такой порядок особо оговаривается. По факту сокращение получилось даже больше того, от чего вроде бы отказались. Такой вот чиновничий лохотрон с теми, кого принято именовать «наиболее социально уязвимыми». И это далеко не единственный пример такого рода.

Что же касается ссылок на то, что «в нынешнее трудное время», то именно в это нелёгкое время государство изыскало возможности распространить, скажем, льготы по лекарственному обеспечению на членов семей высших федеральных чиновников и депутатов Госдумы. Именно в это трудное время уже наши региональные депутаты грудью встали на защиту своего денежного содержания, а депутаты муниципалитета Ярославля, глядя на «старших братьев», отстаивают свои законные права в таких выражениях: «Даже если депутаты будут использовать 60 тысяч ежемесячно, плюс «депутатский миллион», то расходы бюджета на работу одного депутата муниципалитета составят 1 миллион 700 тысяч в год. А депутат областной думы обходится бюджету в 3 миллиона в год!». Картина маслом, как говаривал герой известного телесериала. Тут уж не до подгузников.

«Бери, что дают»

- Как в нашей области обстоит дело с обеспечением инвалидов путёвками на санаторно-курортное лечение?

- Инвалиды всех групп относятся к федеральным льготникам. То есть все основные их льготы финансируются из федерального бюджета. В том числе и санаторно-курортное лечение. Таким образом, ни один инвалид, претендующий на путёвку в местный санаторий, никому из условно здоровых  ярославцев дорогу не переходит. И кивать на то, что, мол, «все бесплатные путевки инвалидам уходят» нет никаких оснований.

Вообще-то инвалиду, признанному нуждающимся в санаторном лечении, льготная путёвка полагается ежегодно. На практике сроки ожидания растягиваются на многие годы, причём при выдаче путёвок пожелания самого инвалида игнорируются, а направления в санаторно-курортные учреждения предлагаются по принципу «бери, что дают, и скажи спасибо, что вообще дали».

На этом фоне в последние годы всё большее распространение в Ярославской области и прежде всего в самом Ярославле получила практика обращений инвалидов в прокуратуру по поводу непредставления путёвки более двух лет. На начальном этапе эта тактика давала свои плоды, и по предписанию прокуратуры все заявители были обеспечены путёвками. Однако это не решало проблему в общем масштабе, поскольку просто отодвигало  очередь для тех, кто не обратился в прокуратуру.

В конце концов, этой практике был положен конец официальным решением Верховного суда РФ, согласно которому все обратившиеся в Фонд социального страхования, в том числе и те, кто обращался в прокуратуру, должны получать путёвки в порядке общей очереди. На деле это означает, что для основной массы ярославских инвалидов, желающих отдохнуть и поправить здоровье в санаторно-курортных учреждения страны и области, ничего, по сути, не меняется. Просто отказывать в получении заветной путёвки теперь можно уже на вполне «законных» основаниях, причём никакая прокуратура не поможет.

Это служит лишним подтверждением того, что инвалиды и впредь будут обеспечиваться льготами в рамках соцпакета не в тех объёмах, которые государством гарантируются, а в тех, которые оно сочтёт на данный момент наиболее для себя подходящим с точки зрения пресловутой «оптимизации» бюджетных расходов.

Таким образом, и в вопросе с обеспечением инвалидов путёвками в санатории, как и в отношении медобслуживания и лекарственного обеспечения инвалидов, окончательно утверждается практика «подвёрстывания» гарантированных государством льгот под текущие возможности бюджета. При этом формально никто никаких льгот у инвалидов не отнимает, все твои права и льготы остаются при тебе. То есть право у тебя есть, а денег нет. Так что со всеми своими правами иди-ка ты… посиди в коридоре, пока тебя вызовут в порядке очереди.

Болевые точки

- Все чаще можно услышать жалобы больных людей, в том числе родителей детей-инвалидов, о снятии их с инвалидности.  Это тенденция?

- Если судить по официальной статистике, то все последние годы в Ярославской области, как и в целом по России, наблюдается неуклонное снижение количества, так сказать, официальных инвалидов. И наша губерния в этом отношении практически ничем не отличается. Просто если раньше чиновники говорили о «стабилизации инвалидизации», то теперь речь идёт и о снижении количества «лиц, признанных инвалидами» в натуральном, что называется, исчислении.

При этом понятно, что если существуют плановые показатели правительственной программы по этому самому «снижению показателей инвалидизации населения», то они так или иначе будут выполняться. Ну, а поскольку о повышении уровня здравоохранения и общем улучшении качества жизни в нынешних условиях говорить как-то даже неприлично,  то остаются наши родные «административные рычаги», на которые и жмут привычно чиновники в подобных ситуациях. Так что снятие инвалидности является одним из таких административных методов улучшения показателей инвалидности на местах.

При этом дело не  только в многочисленных фактах снятия инвалидности как таковой. С каждым годом у нас становится все труднее вообще стать инвалидом. Кажется, ещё немного «поднажать» на поминавшиеся административные рычаги - и группу инвалидности вообще станут присваивать как почётное звание за особые заслуги и выдающиеся личные дарования. Ведь уже и сегодня, перефразируя Николая Гоголя, далеко не каждый реально нуждающийся в инвалидности человек «долетит до середины» если не Днепра, то сложнейшей и изнурительной бюрократической процедуры прохождения всех инстанций на пути к обретению заветной бумажки с ИПР (индивидуальной программой реабилитации). То есть к официальному признанию тебя инвалидом.

Сегодня именно учреждения МСЭ (медико-социальной экспертизы) стали одной из наиболее болевых, что называется, точек для большинства инвалидов. В сущности, там действует «презумпция симуляции», когда именно тебе необходимо доказать, что ты не симулянт, стремящийся сесть на шею государству, а действительно страдаешь от того или иного заболевания. При этом зачастую при прохождении медико-социальной экспертизы складывается такая обстановка, что у многих инвалидов создаётся стойкое впечатление, будто комиссия основную свою задачу видит именно в разоблачении тебя как симулянта. Как выразился один из прошедших «чистилище» МСЭК, «побывал в шкуре призывника, пытающегося уклониться от выполнения воинского долга».

Ко всему и сюда дотянулась беспощадная рука пресловутой «оптимизации» социальной сферы. Скажем, весной этого года в Переславле закрыли филиал бюро медико-социальной экспертизы. Как разъяснила сложившуюся ситуацию Ирина Лихачева, руководитель ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области»: «Взрослое население Переславского округа составляет 50 тысяч. По нашим нормативно-правовым документам расчёт полноценного бюро происходит из расчёта 70-90 тысяч населения».

Ну вот, не дотягивают переславцы до «полноценного бюро», подкачали с общей численностью. Уместно напомнить, что вообще-то в Переславле и районе около пяти с половиной тысяч инвалидов. Впрочем, как оказалось, счёт идёт не по каким-то там инвалидам, а по количеству населения в целом. Получается, для соответствующих инстанций не имеет значения, сколько в данном конкретном регионе каких-то инвалидов, важно только, сколько там «людей». Которые, видимо, только и считаются «полноценными» по отчётам наших чиновников.

На «инвалидке» через город

- Как реализуется, на ваш взгляд, в Ярославской области программа «Доступная среда»?

- Если верить недавно опубликованному всероссийскому рейтингу «Доступная среда», то Ярославская область занимает 27-е место в федеральном списке. В общем, это не так уж плохо, что называется, серединка на половинку. При этом эксперты отмечают, что в Ярославле «есть элементы доступной среды, но не везде, и они не составляют целостной системы». У нас есть отдельные объекты, приспособленные к возможностям так называемых маломобильных групп населения, но, во-первых, до этих объектов надо ещё суметь добраться, а во-вторых, сама эта «доступность» социально значимых объектов носит сугубо формальный характер.

Скажем, тот же выбор объектов «реконструкции с целью обеспечения свободного доступа» производится в бюрократических недрах соответствующих департаментов, которые как всегда лучше самих инвалидов знают, «чего им надо».

Вообще, ни для кого не является секретом, что официальная отчётность в рамках знаменитой программы «Доступная среда» ведётся по двум основным критериям. Во-первых, это объёмы освоенных средств. Во-вторых, количество «адаптированных» объектов. При этом зачастую остаётся непонятным : а что всё-таки считать этой самой «безбарьерной средой»? Возможность для инвалида-колясочника заехать по пандусу в некое присутственное место или «культурно-досуговое учреждение»? Или возможность до этих заветных мест так или иначе добраться? Тот же «Миллениум» в целом вполне соответствует критериям доступности. А как в него попасть инвалиду из Заволжского района? На инвалидной коляске через  весь город?

Между тем, с этим связан и выбор приоритетов при планировании расходов по этой статье бюджетных средств. Закупить ещё пару автобусов с дорогущими гидроподъёмниками или сделать лишние два-три десятка съездов через метровые бордюры на перекрёстках хотя бы самых оживлённых улиц? При этом репортажи о необычной для широкой публики технике пройдут по всем местным телеканалам и наглядно продемонстрируют, как много внимания уделяется в регионе людям с ограниченными возможностями здоровья.

Понятно, что для исполнителя всегда удобнее выбрать несколько так называемых статусных объектов, по которым можно эффектно отчитаться. К тому же это позволяет особо не морочиться и освоить достаточно серьёзную сумму разом. Тогда как тротуаров в городе немерено, а эти съезды кто и заметит, кроме самих инвалидов?

В результате исполнение программы «Доступная среда» во многом можно сравнить с печально известной точечной застройкой, когда в избранных местах появляются вдруг некие чудеса благоустройства. Будто нарочно для того только и предназначенные, дабы наглядно продемонстрировать, как оно должно быть при нынешнем уровне развития сантехники.

К тому же одно дело, как оценивает, скажем, степень «доступности среды» человек сугубо спортивного  телосложения, у которого в наличии весь положенный набор анатомических органов. И этот человек просто видит поналяпанные на скорую руку железяки, проходящие по официальной отчётности как «пандусы». Типа «обеспечена  доступность объекта для маломобильных групп населения». И  такой человек, скорее всего, соглашается: да, вот она доступность, чего ещё этим колясочникам надо?

И совсем другое дело, когда те же самые железяки, приваренные под немыслимым углом поверх бетонных ступенек у входа в поликлинику либо присутственное госучреждение, рассматривает с  тоской тот самый колясочник, ради которого, по идее, на все эти реконструкции и списываются миллионы из бюджетов всех уровней.

Общество долго отворачивалось от инвалидов, откупаясь от них скудными денежными подачками и ненадежными неденежными услугами. При этом создавая барьеры непроходимости не то что прямо за порогом их домов, но и в самих этих типовых жилищах, в коих мест для жизни инвалида попросту не предусмотрено проектом. И вот теперь снова обещано «повернуться лицом» и сделать хотя бы самое малое: доступный общественный транспорт, туалеты, низкие и скошенные бордюры, пандусы в подъездах всех домов. Вообще, это регулярно испускаемое двусмысленное обещание «повернуться лицом», кроме всего прочего, говорит о том, что и на самом высшем уровне власти вполне официально признаётся: до сих пор инвалидам приходится видеть перед собой совсем другое место государственного организма...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах