325

Помогла молодость. Марьяна Шестаева о войне, ударах судьбы и современности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. Аргументы и Факты - Ярославль 29/04/2015
Марьяна Шестаева попала на фронт в 17 лет.
Марьяна Шестаева попала на фронт в 17 лет. Из личного архива

Всё ближе знаменательная дата – 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, и всё меньше живых свидетелей тех грозных и трагических событий. И тем ценнее их рассказы и воспоминания. Сегодня в гостях у «АиФ» ветеран Марьяна Шестаева, прошедшая всю войну связисткой. Недавно она отметила своё 90-летие.

На фронт в 17 лет

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Марьяна Галимжановна, когда вас расспрашивают о войне, о чём вы вспоминаете прежде всего?

Досье
Марьяна Шестаева (в девичестве – Бабкаева) родилась 7 ноября 1924 года в Уфе. Прошла всю войну в составе 55-го отдельного Петраковского Краснознамённого полка связи. Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, двумя медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», 22 медалями СССР и России. В Ярославле – с 1960 года. До сих пор продолжает работать, в последние годы - в областном совете ветеранов.
Марьяна Шестаева: Наверное, о том, как всё началось. 21 июня 1941 года я закончила 9 классов. Вечером 22 июня должен был быть выпускной вечер, но утром в 10 часов по радио выступил народный комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов и сообщил, что началась война. Конечно, мы все побежали в школу: там подтвердили, что да, война и выпускного не будет.

24 августа нас пригласили в военкомат и сказали, что организуются курсы радистов, и мы с девчонками записались. Сказали, что курсы будут в Казани. Когда мы туда приехали, оказалось, что все учреждения забиты под госпитали, ведь под Москвой уже шли ожесточённые бои. И нас увезли в Елабугу. Там разместили в здании педучилища, мы начали заниматься, изучали азбуку Морзе и работу на ключе. Сначала нам говорили, что после обучения мы будем работать в тылу. Но 7 ноября нас построили и объявили: всех отправляют на фронт. В этот день мне исполнилось 17 лет.

Трое суток мы шли пешком до железнодорожной станции, потом нас посадили в вагоны, и 20 дней ехали до города Елец. В вагонах стояли печки-буржуйки, но топить было нечем. Как щенята ютились по углам и мёрзли. И кушать нечего. В дорогу нам дали только по три сухарика и три концентрата каши. Снежок глотали и капельки дождя, которые попадали сквозь щели и дырявые крыши вагонов.

Когда прибыли в Елец, поступил приказ везти всех обратно на восток. Оказывается, город к этому времени уже был почти весь окружён фашистами. Вот куда мы попали, чуть в кольце не оказались. 

Отъехали от Ельца недалеко – в город Грязи. А оттуда нас стали распределять на фронт по воинским частям. Я попала в 55-й полк связи при 13-й армии, которая потом вошла в состав 1-го Украинского фронта. В этом полку я и прослужила до конца войны.

В составе полка связи 13-й армии Марьяна Шестаева (в верхнем ряду первая слева) прошла всю войну. Фото: Из личного архива

- В каких боях и сражениях участвовал ваш полк?

- На Курской дуге, при форсировании Днепра, освобождали Украину - Киев, город Ровно. Потом Польша, Сандомирский плацдарм, город Петраков. После этой операции наш полк стал называться Петраковским. Затем Германия, взятие Берлина.

Мы, радисты, и с передовыми частями держали связь, и с Москвой, и штабом армии, и штабом фронта. Под бомбёжками постоянно. А в эфире столько радиостанций работало, и наши, и немецкие, да ещё специально помехи создавали. И вот надо было из этой «каши» поймать своего корреспондента, некоторых мы по голосу узнавали – ещё позывных не слышим, а уже: о, это мой!

Сами при этом охраняли узел связи. Одна наша радисточка во время ночного обстрела погибла на посту. А я всегда просилась: поставьте меня в караул. Страшно, но зато буду видеть, откуда самолёты летят и откуда начинается бомбёжка. А уж наши или немецкие – уже по звуку определяли.

Марьяна Шестаева с однополчанином. Фото: Из личного архива

- Наверное, по дому страшно скучали?

- Старалась не думать об этом, пока война шла. Всё вперёд, вперёд, вперёд… В конце войны посчастливилось быть участницей встречи на Эльбе. (25 апреля 1945 года на реке Эльбе войска 1-го Украинского фронта встретились с войсками 1-й армии США. – Авт.) А 3 мая в городе Торгау мы с девчатами встретились с американскими солдатами. Вышли на улицу, и идут американцы, все высокие такие, статные. Стали как-то разговаривать: они по-нашему не понимают, мы их языка не знаем. А я вела записную книжку всю войну, типа дневника, всё-всё записывала. И подала её американцу – мол, распишитесь мне, пожалуйста. Он написал своё имя, а я ему в блокнот – своё. Сейчас по интернету разыскиваю того солдата, послала запрос в Америку, но ответа пока не было. Может, его уже нет в живых.

Удары судьбы

- Это большое счастье, что вы вернулись невредимой домой.

- Да, вся моя семья воевала – я, старшая сестра, старший брат, папа. Нашей маме повезло –  мы все вернулись живыми. Как поётся в песне: «Повезло ей, привалило счастье вдруг…»

Но после войны моя судьба нанесла мне жестокие удары. В 36 лет я осталась одна: похоронила за 8 лет девять человек – дочку, сына, маму, папу, сестру, мужа и маминых сестёр. Дочке Наташеньке было всего 2 годика, она в ясельки ходила, а нас, женщин, отпускали дважды в день с работы кормить своих детей грудью. В ясельках она заболела дизентерией и умерла. Сын Валентин тоже заболел и умер от гепатита.

Сейчас я бы такого не выдержала, но как я написала в стихотворении: «Помогла мне молодость печали пережить».

Сослуживцы часто встречались после войны. Фото: Из личного архива

Связи нет

- С кем бы вам хотелось встретиться накануне праздника?

- Хотелось бы попасть в нашу часть и увидеться со всеми однополчанами, но, увы. Нас каждые пять лет после празднования 20-летия Победы приглашали в Ровно, где остановился после войны наш полк связи. Я была на двух последних встречах – в 1985 и 1990 годах. Население, помню, принимало нас очень хорошо, радушно. Украина, тепло, море цветов, подарков, все улыбаются.

Но началась перестройка, и нас перестали приглашать. Сначала ещё поздравления посылали, а потом и это прекратилось. Теперь говорят: «Вы не освободители, а оккупанты».

Сегодня почти все мои однополчане ушли в мир иной, живы только наши связистки Любочка Якимова из Тюмени и Тося Семеночкина из Кисловодска. Больше ни с кем связи нет.

Марьяна Шестаева ежегодно участвует в парадах на 9 Мая. Фото: Из личного архива

- А здесь, в Ярославле, ходите к ребятам в школы?

- Сейчас редко приглашают.  В нашем Дзержинском районе 20 школ, и раньше нас, ветеранов, так распределяли, чтобы каждый участник побывал и в каждой школе и в каждом классе. Вот сколько мы там рассказывали, вот такое, как говорится, патриотическое воспитание!

Сейчас почти никого в живых из ветеранов не осталось, шесть человек лежат дома больные, уже не ходят.

Фото: Из личного архива

- Дети на уроках вас подробно о войне расспрашивают?

- Очень мало. Была ли я ранена, когда демобилизовалась, сколько была на фронте. А в одной школе мальчик из 4-го класса на мой вопрос, кем он хочет стать ответил: «Я учиться не хочу. Поэтому пойду в охранники - там и учиться не надо, и деньги большие платят. Что я могу сказать на это?

- О чем вы мечтаете сегодня?

- Ничего мне не надо, всё есть, льготами пользуюсь, в 2011 году мне хороший ремонт сделали в квартире. Вот только в любимую Уфу хотелось бы съездить, навестить своих оставшихся в живых одноклассников и родную 25-ю школу.

Марьяна Шестаева работате в Совете ветеранов. Фото: Из личного архива

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах