aif.ru counter
681

В ярославской глубинке сельский батюшка восстанавливает храм в одиночку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Аргументы и факты - Ярославль 28/02/2018
Александр Аниканов / Из личного архива

Отец Александр Аниканов практически в одиночку восстанавливает деревенскую Благовещенскую церковь. А ещё сельский батюшка собрал деньги для борисоглебских детей-спортсменов, которым для тренировок необходимы были маты.

Как и чем живут в ярославской глубинке, мы расспросили самого отца Александра.

Неперспективная деревня

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Отец Александр, когда вы переехали в Борисоглебский район и легко ли жить в деревне?

Отец Александр Аниканов: Уже 15 лет, как я со своей семьёй живу в деревне Щурово, и хотя мы с женой вообще городские жители, но обратно нас совсем не тянет. Родом мои родители из Ростова-на-Дону, несколько лет я жил в Москве.

Когда мы приехали в деревню, были, конечно, трудности. Если в городе тёплые ванные и туалеты, вода сама из крана течёт, то в деревне за водой нужно куда-то идти, стирали бельё в тазах, полоскали и зимой и летом на речке.

Не было даже отсыпанных дорог, 300 метров от нашего дома до дороги невозможно было пройти - жуткая грязь. Ребёнка только оденешь в школьную форму, он выходит из дому и тут же падает в жижу. Приходится возвращаться домой.

Потом потихонечку всё стало меняться. За эти 15 лет не только мы стали другими – сама жизнь изменилась, появились вещи, которые существенно облегчили жизнь сельским жителям.
Сейчас практически во всех деревнях отсыпали песком дороги – не асфальт, конечно, но машины, по крайней мере, не проваливаются, не застревают.

Насосные станции вместо колодца и вёдер может позволить себе практически любой деревенский человек, который имеет работу.

Печь мы сломали и вместо неё поставили котёл на дровах, провели трубы по всему дому, и теперь у нас и днём и ночью тепло. Хотя для дачников печь – по-прежнему чуть ли не самый главный атрибут деревенской жизни. А в городе мы зависели от сезона отопления, сколько намучились от холода!
У нас в деревне проблем с электричеством фактически нет. Любые приборы работают – и посудомойка, и стиральная машина, и телефоны, подключен интернет.

Есть почта, работает фельдшерско-акушерский пункт. Однажды благодаря этому мы успели откачать моего сына, который заболел и начал задыхаться. Это случилось почти ночью, а мы живём в 25 километрах от посёлка. Хорошо наша фельдшер Галина Александровна Балашова, почти не одеваясь, выскочила и понеслась к нам, сломя голову, через сугробы. Пока вызывали «скорую», вколола сыну лекарства. Затем мы впрыгнули в мою машину и так рванули, что «скорая» только выехала из Борисоглеба, а мы уже почти до него доехали. Тут же пересадили сына - и в больницу. Спасли. ФАПы очень нужны в деревнях.

Единственный минус – нет газа. Меня всегда удивляет то, что мы живём в 250 километрах от Москвы и у жителей нет газа, и, как нам объявили, не будет: наша деревня «неперспективная».

Зато в отличие от города у нас есть огород, чистый воздух, природа. Ко мне часто приезжают друзья из Москвы: ходят с открытым ртом, удивляются - слушают тишину. И никак не надышатся, никак не наспятся.

Работы нет

- Как в районе обстоят дела с работой, где можно хорошо заработать?

- Есть работа в животноводческом комплексе, нескольких госучреждениях и школах. Всё. Те немногочисленные колхозы и совхозы, что «выжили», стали частными и «дышат через раз».

В основном у людей свои небольшие подсобные хозяйства, скотина, тем и живут, да ещё умудряются продавать какие-то излишки и таким образом деньги зарабатывать.

В деревнях работы нет вообще. Люди забыты. Молодёжь уезжает.

Но всё-таки это не должно быть проблемой для тех, кто очень хочет заработать. Когда я жил в Москве, то ездил на службу 50 с лишним километров на машине. И у меня ни разу не возникла мысль, что я так далеко езжу. Сейчас москвичи и дольше добираются – и никто не задумывается.

Если что, от нас – 100 километров до Ярославля. И в часы «пик» по дороге движется непрерывный поток машин: утром – в сторону Ростова и Ярославля, вечером – обратно. Так много людей ездит туда на работу.

- Что ещё беспокоит деревенских жителей?

- Я больше общаюсь с теми, кто переехал сюда из города. Таких у нас более 200 человек по району.
Прежде всего, люди жалуются на нехватку школ и детских садов. Хотя по количеству детей их, наверное, предостаточно. Но в отдалённых деревнях детских учреждений просто нет.

Наша школа – в 30 километрах от дома. У меня матушка там преподаёт. Мы с утра везём детей 10 километров на машине, затем их забирает школьный автобус. Мы это делаем на протяжении вот уже семи лет – у меня старший сын в 7-м классе. И привыкли, вообще не напрягает.

Недовольны жители отсутствием нормальных дорог. Не знаю, каким образом достучаться до властей, чтобы их строили. Особенно в наше Щурово. Кто к нам приезжает – всегда удивляются: «Батюшка, как ты вообще здесь живёшь?» Дорога вся выбитая, капитально её не ремонтировали при моей здесь жизни никогда. Дыры, ямы, вся ходовая часть машин убивается. Нельзя так к людям относиться. Хотя в районном центре, по моему мнению, дороги более-менее сносные.

Храм – не в брёвнах

- Отец Александр, как вы восстанавливаете церковь в своей деревне?

- Наш храм 1760 года постройки, в районе он самый старый и один из самых красивых. Правда, до недавнего времени от него оставались только четыре стены и вместо потолка – небо.

Вначале восстанавливать храм помогал наш благодетель, но потом он умер. Что построили, там и служим. Сделали очень много: своды, кровлю, полы в алтаре, оштукатурили стены внутри. Но больше денег нет. Я сам сделал отопление, полы. Постепенно заменили три купола, которые находились в ужасном состоянии и уже валились. Частично люди на них жертвовали, но до конца работы мы не оплатили до сих пор. Два купола надо доделывать и шпиль на колокольне.

Вообще, в храме работы ещё на много-много лет, и если восстановление будет идти такими темпами, то моей жизни не хватит.

Вот некоторые говорят: зачем нам церкви, лучше построить больницу, клуб, детский сад. Но есть такая поговорка: храм не в брёвнах, а в рёбрах. И я знаю множество людей, которые живут благодаря храмам, хотя уже умирали физически, духовно, не видели просвета в жизни, готовы были вообще её окончить. Храмы вселили в них новую жизнь. Только ради этого нужно их строить и восстанавливать.

Кроме того, это наша богатейшая история. В здешних краях через каждые пять километров стоят ветхие развалившиеся церкви. В семи километрах от Щурово находится село Зачатьё и Зачатьевский храм - заброшенный, разрушенный, и у нас нет сил его восстановить. Немного почистили внутри и стараемся каждый год там служить молебен 22 декабря – в праздник Зачатье праведной Анной пресвятой Богородицы. Святым Иоакиму и Анне молятся бездетные, молятся за детей, за свои семьи.

В конце прошлого года на молебен собрались только я и мои младшие дети. Но есть у меня надежда, что когда-нибудь найдётся человек, который начнёт эту церковь восстанавливать. Ведь храмы строили не просто так, а в благодарность за какую-то благодать, полученную от Бога.

Уметь жертвовать собой

- Такое впечатление, что при всех трудностях жизни на селе многодетных семей больше, чем в городах?

- Действительно, у нас в Борисоглебском районе очень много рождается ребятишек. Многодетность – вещь «заразная». В некоторых семьях и по пять, и по семь, и по десять детей.

Это большая радость – рождение ребёнка, счастье - когда берёшь на руки малыша, видишь, как он растёт, учится, меняется на глазах.

У меня самого – пятеро: младшему сыну - два года, старшему – 13. Жена у меня молодец, умница, преподаёт в школе технологию, прекрасно шьёт. Две её выпускницы даже стали модельерами и работают в Москве, у одной из них – собственное модельное агентство. Всем выпускницам, кто выходит замуж, жена шьёт свадебные платья. Ученицы её любят, не забывают, звонят, приезжают.
Мы учим детей жертвенности, ведь самое главное для православного человека – уметь жертвовать собой. Тяжело нам, устаём, но у нас в семье хорошее взаимопонимание.

- Почему вы считаете необходимым помогать детям из поселкового спортивного клуба?

- Это дети из малообеспеченных и многодетных семей, и если для поддержки инвалидов есть фонды, детей, оставшихся без попечения родителей, поддерживает государство, то о малообеспеченных семьях сейчас только-только начинают думать.

Ребята из борисоглебского военно-спортивного клуба, мальчики и девочки всех возрастов, начиная с первоклашек, занимаются борьбой джиу-джитсу, техника которой позволяет слабому победить более сильного и тяжёлого соперника. В прошлом году с престижнейшего Международного турнира «Гимназиум», проходившего в Москве, дети привезли четыре медали.

Клуб никем не финансируется, а занятия бесплатные. Кимоно приходится искать для ребят подержанные в Москве, а чтобы собрать деньги на маты, пришлось кинуть клич в соцсетях. Дети занимались борьбой прямо на дощатом полу. На сегодня собраны средства на часть матов.
В Борисоглебе есть и другие знаменитые детские спортивные клубы, к примеру, клуб лапты «Борисоглебская застава» - это чемпионы Европы, дети там играют наравне с взрослыми.

- Сейчас начался Великий пост, что это время значит лично для вас?

- Время прийти в себя, подумать, собраться с мыслями, привести их в порядок. Подумать над своей жизнью, что-то изменить в ней. И подготовиться к встрече самого главного праздника - Пасхи.
Ограничение в пище – далеко не самое основное. Старцы говорили: «Вы лучше мясо ешьте, но людей не ешьте». За пост мы должны научиться чуть-чуть больше любить людей – это самое главное.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество