310

Почему у нас порой скучно, рассказывает бывший акробат Цирка дю Солей Максим Власов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аргументы и Факты - Ярославль 04/04/2012
Фото из архива Максима ВЛАСОВА

- Максим, как вы стали артистом цирка?

- Началось всё с того, что я неожиданно для себя стал заниматься акробатикой. Мне было 11 лет, и я водил на занятия свою младшую сестру. В то время выдающийся тренер Владимир Макарченко приметил меня и предложил заниматься. Так я вошёл в состав акробатической мужской пары, а затем четвёрки. В 80 – 90-е годы прошлого века у нас в Ярославле была хорошая акробатическая школа, многие ребята, уходившие из спорта, устраивались работать в цирки, в том числе и за рубежом. Когда они навещали тренеров, мы слушали их рассказы с открытым ртом, нам тоже хотелось там работать. Наша четвёрка выиграла чемпионат мира по акробатике в 1995 году, несколько крупных российских и международных соревнований, участвовала в показательных выступлениях. А в 2002 году мне предложили войти в группу акробатов Цирка дю Солей в номер уже работавшего шоу «Quidam». Мы были потрясены условиями, которые нам предлагали. К этому времени я уже был женат. Компания помогла оформить документы и вызвать мою жену Марину в Канаду. Нам предоставили апартаменты - небольшие, но очень уютные квартиры, снимаемые для артистов, оплачивали питание, перелёты до места выступления, в общем, создавали все условия, лишь бы мы работали с полной отдачей. А в России, например, артисты живут или в цирковых гостиницах или сами снимают квартиры за свои деньги.

- Что ещё поразило вас во время работы в Канаде?

- Подход к делу. В труппе есть и профессиональные спортсмены, и выпускники театральных вузов. Спортсменам преподают актёрское мастерство, театралам приходится осваивать спортивные направления. Помимо этого есть массажисты, врачи, хореографы. Цирк дю Солей - некий гибрид театрального и циркового искусства. Шоу построено на красочных костюмах, постановках, мастерстве актёров, сложных трюковых элементах - всё это объединяет общая тема спектакля. Ещё одна отличительная черта – отсутствие дрессированных животных: это запрещено, чтобы исключить издевательства над ними. Если по сценарию животное должно быть, его изображает актёр.

- Какие-нибудь казусы с вами происходили?

- Да, однажды во время представления, когда вторая часть шоу начиналась в полной темноте. Со мной в миниатюре работал клоун. Он изображал игру на скрипке, а я, лежа рядом, должен был внимательно его слушать. Как-то он подошёл ко мне и попросил помочь ему встать на место, так как в темноте он плохо ориентируется. И вот я бегу, направляю его перед собой и вдруг понимаю, что не рассчитал и у меня под ногами заканчивается сцена. А клоун - летит на зрителя! Раздался жуткий грохот. Зрители пугаются, клоун ничего не понимает и требует вернуть ему скрипку, а коллеги, стоявшие рядом, начинают хохотать. В общем, пришлось клоуна за ноги вытаскивать на сцену и ставить на нужное место. Я сам еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Хорошо, что всё обошлось без травм. На сцене необходимо быть очень сосредоточенным и внимательным - это закон.

- Почему сегодня наш цирк не настолько востребован, как западный?

- Просто у нас разные традиции, разные подходы. Наш цирк рассчитан на детей, где они могут повеселиться, посмотреть на животных. Зарубежный - на взрослых. Кстати, в зарубежных труппах очень много артистов из России. В 90-е годы, когда у нас начались перебои с зарплатой, многие уехали на заработки в турне по Европе и Америке. Мало кто потом вернулся назад.

- Вы сейчас работаете в другой сфере - финансовой, а на представления с семьёй ходите?

- Да, достаточно часто. Вообще нашему цирку нужно не бояться экспериментировать, развиваться. Успех циркового номера заключается в гармонии трюковой, артистической и музыкальной составляющей. В некоторых номерах какой-то из частей не хватает. Например, показывают простенькие фокусы с переодеванием или простые акробатические поддержки. Есть у нас и настоящие самородки - акробаты и гимнасты, которым делают хорошую постановку, и их номера явно выделяются среди других. Зритель стал более строгим в оценке, потому что всегда сравнивает с тем, что видел в 80-х годах, когда русский цирк был сильнейшим в мире. Нужно меняться. Взять хотя бы фигурное катание. Собрали талантливых постановщиков, спортсменов, костюмы  - и сделали красочное ледовое шоу. От желающих посмотреть отбоя нет! Правда, в фигурном катании школа не была потеряна. А в акробатике великолепная ярославская школа, созданная тренерами Владимиром Макарченко, Алексеем Карулиным, Николаем Понгильским, Верой Румянцевой, Михаилом Катановым, почти угасла. Сейчас в городе только два зала работают, тренеров не хватает.

- Не скучаете по прежней работе?

- Это было интересное время. Но я понимаю, что возраст уже не тот, не могу на прежнем уровне выполнять сложные трюки. К тому же старший сын Женя вырос, ему в школу нужно было ходить, младший Тимоша только родился. Мы с женой решили вернуться в Ярославль. Оглядываясь назад, понимаю, что счастлив, что моя жизнь сложилась именно так, а не иначе. Благодарен родителям, которые поддержали, когда я занимался спортом, жене Марине, которая поехала за мной в чужую страну и была для меня надёжным спутником жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах