73

Какие ярославские памятники культуры могут исчезнуть с лица земли

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и факты - Ярославль 28/04/2021
Петропавловский парк и его постройки нуждаются в срочной реставрации.
Петропавловский парк и его постройки нуждаются в срочной реставрации. Пресс-служба правительства Ярославской области

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры пытается привлечь внимание общественности к вопросам сохранения нашего культурного наследия.

К Международному дню памятников и исторических мест Центральный совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) представил список из 774 российских объектов, которые нуждаются в срочной реставрации, иначе они исчезнут с лица земли.

Какие ценности нужно спасать сегодня в Ярославской области, мы попросили рассказать председателя Ярославского областного отделения ВООПиК Вячеслава Сафронова.

Наследие в руинах

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Вячеслав Иосифович, когда возникло общество охраны памятников?

Вячеслав Сафронов: Ровно 55 лет назад. Именно тогда в Советском Союзе пришло какое-то понимание, что недопустимо уничтожать собственную историю, воплощённую в каменной летописи. Охране культурного наследия в России, как и во всей Европе, большое значение стали придавать ещё в XIX веке, возникли Императорская археологическая комиссия, Московское археологическое общество, Губернские учёные архивные комиссии, основанные и поддерживаемые императором и аристократической элитой, привлекшей к участию в их работе выдающихся историков, филологов, архитекторов, художников. Однако в начале 1920-х годов они были закрыты, а в конце 20-х – начале 30-х годов прошлого века настало страшное время для памятников, всего церковного зодчества, русской духовной культуры – была официально объявлена «борьба с религией». Тотально начали уничтожать храмы – их или обезглавливали, или того хуже – просто взрывали, разбирали на щебень, приспосабливали под машинотракторные станции, в лучшем случае – под склады и архивы. Приходил к полному развалу и культурно-экономический каркас России, сложившийся в XVIII-XIX вв. – русские усадьбы. При этом уничтожался уникальный пласт русской культуры – монументальная живопись. Особенно это важно для Ярославской области, потому что она занимала одно из первых мест в Европе по количеству старинной монументальной живописи.

Потрясающее по красоте место в страшном, печальном запустении. Это чудовищная картина, нищета духа.
После войны начали восстанавливать наиболее знаменитые объекты культурного наследия. В Ярославле после периода 1918-1929 годов реставрационные работы снова начались с 1951 года.

Чтобы быть достойными культурного наследия Отечества, понимать его значение, сохранять его, необходимо, чтобы большая часть общества и особенно так называемая «элита» была представлена высококультурными людьми. Но откуда возьмётся культура, если она всячески уничтожалась на протяжении XX века и ходит «в падчерицах» у государства в XXI веке? Понятно, что с началом возрождения храмов в 1990-е годы совершенно изменилось отношение к церковным постройкам. Но действующих церквей просто единицы. А то огромное наследие, которое лежит в руинах по всей области, продолжает разрушаться.

- Почему мы не можем этот процесс остановить?

- Для этого необходимо, чтобы сохранение и возрождение культурного наследия стало национальной идеей, государственным национальным проектом, для чего необходимы не только средства, но и, что важнее, изменения в умах и сердцах. Современное государство выделяет в год, к примеру, Ярославской области, средства на реставрацию лишь нескольких объектов. А их у нас около пяти тысяч! В областном бюджете в последние годы исчезла строка «реставрация памятников».

Нет продуманной обоснованной государственной программы по сохранению наследия страны, одновременно с 2004 года идёт процесс забюрокрачивания всей реставрационной деятельности с накручиванием непосильных затрат для владельцев и пользователей памятников. В последние годы практически не выделялось средств на монументальную живопись. Её и так в значительной степени уничтожили. Ценнейшие образцы, которые остались, за которые боролись в своё время реставраторы, искусствоведы, необходимо сохранить. Но финансирование – такие крохи, это приведёт в ближайшее время к полному исчезновению целого ряда памятников монументальной живописи.

Нет должного отношения к этим объектам, должного воспитания, начиная с детского сада и школы. Из реставрационной отрасли из-за низких зарплат уходят архитекторы, реставраторы, опытнейшие специалисты. А создать с нуля реставрационную школу очень сложно. Наметившаяся ликвидация единственного в стране Всероссийского научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства приведёт к полному хаосу и деградации отрасли, включая реставрацию памятников.

Пока общество и государство не осознает, что культурное наследие – важнейший фактор самоидентификации нации, без которого не может быть достойного будущего, памятники будут продолжать гибнуть.

- Сегодня многое пытаются спасти волонтёры…

- Конечно, мы наблюдаем сейчас большой общественный подъём. Волонтёры стали национальной идеей последних лет. Но они не специалисты, они не могут сделать на памятниках больше, чем разгрести мусор. И не имеют права без реставраторов там работать. Чтобы это движение стало эффективным, необходим пересмотр законодательства и возрождение опыта «народных строек» под руководством и ответственностью ведущих специалистов-реставраторов.

На это движение, кстати, находятся деньги, причём немалые. А на реставрацию уникальной живописи церкви Николы Мокрого в Ярославле с композицией «Страшного суда» на западной стене четверика высочайшего художественного уровня денег нет. Живопись осыпается, и скоро от этого шедевра ничего не останется.

В честь Петра Первого

- Какие памятники нужно спасать в регионе в первую очередь?

- Мы подавали около 30 объектов в Центральный совет ВООПиКа, и, наверное, они выбрали какой-то минимум из них. В их списке восемь памятников Ярославской области, которые требуют срочной реставрации. Это Белогостицкий монастырь близ Ростова Великого, церковь св. Леонтия Ростовского Чудотворца на Заровье в Ростове, церковь Никиты Мученика в Поречье-Рыбном, Воскресенско-Никольская церковь, Казанская церковь и колокольня в Курбе, церковь Живоначальной Троицы Александровой пустыни и ансамбль усадьбы Н. И. Тишинина в Рыбинском районе.

Беда в том, что не прозвучал Петропавловский парк в Ярославле. На носу 2022 год и два очень серьёзных юбилея: Петра Первого и Ярославской Большой мануфактуры, одного из мануфактурных первенцев, основанных Петром. И то, в каком состоянии сейчас находятся эти памятники, – очень серьёзная проблема.

По Указу Мануфактур-коллегии в 1722 году на землях Спасского монастыря была заложена Ярославская полотняная мануфактура (будущая – Большая). Причем на болотах, на ручьях. На территории создали сеть каналов, следы их до сих пор сохраняются на территории Петропавловского парка, и каскад прудов, а на их берегах – совершенно потрясающее явление, о котором с болью в сердце говорят голландцы, но о котором абсолютно не хотят слышать у нас – регулярный сад, заложенный по проекту садовника Петра I, один из вариантов Летнего сада Петербурга, с фонтанами, скульптурами и прекрасным павильоном с золочёным шпилем в центре. Как считают наши голландские коллеги, это выдающийся образец голландского садово-паркового искусства.

В знак уважения к Петру I владельцем мануфактуры Иваном Затрапезновым в 1736 году (через три года после окончания строительства Петропавловского собора в Петербурге) был заложен великолепный Петропавловский храм со шпилем, абсолютно непохожий на ярославские храмы в XVII века, а скорее на европейские ратуши – уникальная прививка петровского барокко в российской провинции.

Были построены производственные корпуса, предприятие стало поставщиком императорского двора. Это славная история, которая свидетельствует о замечательном развитии российской промышленности того времени.

Сейчас от тех построек мало что сохранилось. От петровской эпохи осталась сторожка рядом с храмом, она в очень плохом состоянии. Сразу за алтарём храма находится богадельня, построенная уже в XIX веке.

В глубине парка голландская светлица 1-й половины XVIII века – другое уникальное сооружение, которое сегодня жители усиленно пытаются растащить на кирпичи, несмотря на дежурство волонтёров и полиции.

И ещё одно интересное здание в этом парке в стилистике классицизма – дом управляющего, который почти уже весь обрушился.

Но всё это можно и необходимо восстановить, это историческая память не только Ярославля, но и России. И в связи с юбилеем Петра Великого эту работу необходимо как можно скорее начинать. Эта территория на Красном Перекопе требует особого статуса – достопримечательного места, с сохранением всех памятников и историко-архитектурной среды. В противном случае уникальный эпицентр культурного развития города, имеющий общероссийское значение, окончательно исчезнет! И почему-то это никого не волнует.

Главное – чтобы не забыли

- Правда ли, что на восстановление из руин Белогостицкого монастыря настоятель собирает средства?

- Белогостицкий монастырь – уникальный объект, загородная резиденция митрополита Ионы Сысоевича, интересный ансамбль XVII – XIX веков. Массу интересных научных открытий сделали историки и реставраторы в процессе его исследования. В советский период монастырь использовался под колонию, был частично снесён, уничтожен Благовещенский собор. А затем всё это и вовсе бросили на полное разрушение.

Сейчас, действительно, собирают средства на восстановление обители. Настоятель, который начинал эти работы, отец Виталий, к сожалению, умер от ковида. Сейчас назначен настоятелем его сын – монах Дионисий, он продолжает дело своего отца. Надеюсь, ансамбль обретёт вторую жизнь.

- А чем прославилась усадьба Тишинина, единственная из более чем 300 в регионе, нуждающихся в реставрации?

- Дворянские усадьбы я называю культурным каркасом России. Этот ансамбль – главный дом, церковь и парк – интересен во всех отношениях. Владелец Николай Иванович Тишинин, знатный ярославский дворянин, строительство затеял в связи с ожидавшимся приездом Екатерины Великой. Это было целое произведение искусства, возведённое на берегу Волги недалеко от Рыбинска, шедевр, связанный с именем великого русского зодчего Василия Баженова. Уже одно это должно, казалось бы, повлиять на то, чтобы началась реставрация усадьбы.

Но годы идут, а мы видим только разрушение. Вплотную к главному зданию подошли со своими огородами дачники, дом абсолютно разрушен, в стенах, как в фантастической вазе, растут огромные деревья. Потрясающее по красоте место в страшном, печальном запустении. Это чудовищная картина, нищета духа.

- Те объекты, что указаны в списке ВООПиК, будут возрождать?

- Возможно, Министерство культуры выделит на них средства. Но, учитывая ухудшающееся международное положение, может произойти так, что о них просто забудут. Главное, чтобы о славном прошлом российской культуры и истории не забыли наши дети и внуки.

Досье
Вячеслав Сафронов родился 11 мая 1953 года в Ярославле. Окончил два факультета Ярославского политехнического института – химический и промышленного и гражданского строительства, а также Академию реставрации в Москве и SCUOLA DI RESTAURO университета SAPIENZA в Риме. Архитектор-реставратор высшей категории, кандидат искусствоведения, доцент кафедры градостроительства МУБиНТ, член национального комитета России ИКОМОС при ЮНЕСКО, член-корреспондент Академии архитектурного наследия, председатель Ярославского областного отделения ВООПиК, лауреат областной премии им. П. Д. Барановского, автор более 40 архитектурных и реставрационных проектов в России и за рубежом.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах