aif.ru counter
14906

«Не умереть на дежурстве». Врач-онколог о проблемах медиков и пациентов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Аргументы и Факты - Ярославль 15/10/2014
 Даже хирурги иногда вынуждены дежурить по нескольку смен подряд.
Даже хирурги иногда вынуждены дежурить по нескольку смен подряд. © / Станислав Ломакин / АиФ

Чиновники рапортуют о постоянном росте зарплат у врачей. Однако сами медики это опровергают и утверждают, что при существующей системе здравоохранения у них нет ни возможностей, ни желания лечить больных. О проблемах врачей и их пациентов рассказал хирург-онколог Ярославской областной онкологической больницы Дмитрий Петровский.

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Дмитрий Александрович, по данным статистики, средняя заработная плата врачей в Ярославской области – почти 33 тысячи рублей. Но средняя зарплата – понятие расплывчатое, как средняя температура по больнице. Насколько эта сумма правдоподобна?

Дмитрий Петровский: Эта цифра вовсе не говорит о том, что ярославские врачи столько получают. Чтобы иметь такую зарплату, врач должен работать с так называемой повышенной интенсивностью, то есть… на две ставки.

На ставку узкий специалист, к примеру, онколог или гинеколог, за рабочий день должен принять 18 больных. Ставка начинающего врача в различных больницах, в зависимости от категории, может колебаться в районе 8 тысяч рублей. К этому могут добавиться стажевые, если человек проработал три года и больше, - это ещё 20%. Если есть вредность, например, онкологическая, - плюс 15%. Таким образом, начинающий врач с небольшим опытом работы на ставку получает не больше 12 – 14 тысяч. Прожить на эти деньги невозможно. 

Я, будучи врачом высшей категории, доктором медицинских наук и максимальным стажем работы, если буду работать на ставку, самое большее, что смогу получить, - 24 тысячи рублей. Если я захочу получать 33 тысячи, то мне надо повышать интенсивность и принимать в день не 18, а 54 больных, и соответственно уделить каждому из них не 20 минут, как положено, а 7 – 8. Записать в карточку – это минимум 4 минуты, на осмотр, беседу с пациентом остаётся 3 минуты. За это время поставить правильный диагноз нереально. 

Поэтому такая высокая зарплата при низких ставках говорит лишь о том, что мы оказываем некачественную помощь. На качественную у врачей просто не хватает времени. 

- Как вы оцениваете новую систему оплаты медиков, которую озвучила министр здравоохранения Вероника Скворцова?

- Федеральное руководство предложило и внедрило множество нужных и замечательных законов, нововведений в медицину. Большое внимание здравоохранению всегда уделяет наш президент. Но руководство на местах не спешит внедрять предложения федерального министерства и зачастую считает майские указы В.В. Путина необязательными к исполнению. 

С 1 января 2013 года мы должны были перейти на так называемую контрактную, или договорную, систему - очень хорошую, по большому счёту. Её назвали «эффективный контракт», и она действительно эффективна.

При такой системе, прежде всего, пересмотрено соотношение между окладом и стимулирующими выплатами. Сегодня многие медики недовольны, что основная масса зарплаты приходится именно на стимулирующие выплаты. Если врач, предположим, дружит с главным врачом, то последний может интенсивность труда написать какую угодно, и специалист получит намного больше. Если не дружит - будет сидеть на голом окладе. По новой системе врач менее зависит от прихоти руководства. 

Кроме того, сегодня лечебные учреждения – это самостоятельные хозяйственные подразделения, которые сами зарабатывают деньги. А все наши начальники привыкли работать в административно-командной системе. Привычки снижать издержки, то есть заниматься грамотным менеджментом, у нашего руководства нет. Ведь в основном это люди с медицинским образованием, не имеющие дополнительного экономического образования или опыта самостоятельной хозяйственной деятельности в режиме самофинансирования медучреждения. Соответственно, штаты везде раздуты. В нашей больнице, например, бухгалтеров, экономистов и юристов больше, наверное, чем в какой-нибудь крупной коммерческой фирме.

Однако если мы перейдём на действительно эффективный контракт, то смысла работать в государственной клинике в полную силу, с полной нагрузкой за 24 тысячи у врача не будет – в частной клинике платят в пять раз больше. Это приведёт к тому, что все хорошие врачи уйдут из государственных больниц. Ведь перейдя на эффективный контракт, врач будет сам оценивать свои услуги: хотите – я работаю в вашей больнице за такие-то деньги, не хотите - собираю вещички и, как спортсмены, уезжаю в другую команду и играю за неё. 

Естественно, всё это главным врачам крайне невыгодно - они лишатся возможности самим зарабатывать на этой, скажем так, неразберихе. Не секрет, что у наших главных руководителей максимально высокие зарплаты – от 150 до 200 тысяч в месяц. И если им придётся заботиться о том, чтобы так же хорошо жили и остальные врачи, то надо будет пересматривать всю эту систему – искать пути снижения издержек, сокращения персонала, уменьшения нагрузки на одну врачебную должность, чтобы при этом не пострадали больные и выиграли врачи… А это сложно, и для этого нужно иметь знания, умения, навыки и самое главное – желание. Поэтому ни одно лечебное учреждение области на эту систему не перешло. 

- Почему в районных больницах не хватает врачей?

- Первая причина понятна – низкая заработная плата. Так, в Переславской центральной районной больнице 24 ставки терапевтов, а работают всего восемь врачей. То есть они ввосьмером выполняют работу за 24 человека. Кроме того, некоторые из них работают ещё и на «скорой», так как там нет вообще ни одного врача. Да, у них в принципе выходит достаточно высокая зарплата. Но назвать это нормальным существованием, когда ты проводишь всё своё время на работе, нельзя. Все помнят случай, когда один молодой доктор в Тутаевской ЦРБ дежурил пять суток подряд и умер прямо на дежурстве из-за перегрузки.

Вместе с тем, в такой ситуации врачи по большому  счёту чисто механически выполняют какие-то «написательские» функции, чтобы просто сдать отчёты, не задумываясь о том, как именно лечить больных. То есть врач из человека, возвращающего людям здоровье, превращается в писаря.

Вторая причина - наши «модернизаторы» здравоохранения снизили престиж районных лечебных учреждений: на сегодня они являются передаточным звеном между пациентом и крупной больницей. Уровень ЦРБ у нас полностью провален и практически разрушен. Раньше там были высокопрофессиональные врачи, которые могли делать большие, подчас уникальные операции. Сейчас они там работать не хотят, потому что престиж врача ЦРБ крайне низок: ты просто писарь, лечебной деятельностью не занимаешься. Твоя задача – перенаправить больного специалисту крупного медицинского центра. И в ЦРБ остаются или совсем молодые, неопытные, или пожилые. Как только старые выбывают, ведь все мы смертны, начинает не хватать врачей.

А огромный поток больных перегружает врачей в областных клиниках. Приезжает, например, к нам пациент из Мышкина. Его начинают обследовать. Мы понимаем, что человек нигде больше не сможет провести такую диагностику: в ЦРБ онколога просто нет, рентгенолога нет, лаборатория централизованная, то есть тоже нет, дороги плохие. И человеку проще и доступней приехать в Ярославль и обследоваться. Но ведь всё это обследование могли сделать в ЦРБ! Начинаются очереди, перегрузки в областных учреждениях, и в результате это приводит к коллапсу здравоохранения. Так что начинать надо было не с развала районной службы, а, наоборот, с её укрепления. 

- А оборудования и лекарств достаточно?

- Здесь у нас две большие проблемы: мы покупаем не то и не там. Не то, что нужно, не то, что будет использоваться эффективно. У нас в больнице, например, сегодня стоит четыре томографа. Я часто бываю за рубежом: нет ни одной клиники в мире нашего коечного состава, где было бы четыре томографа - там один или два. Ведь их надо содержать, закупать расходные материалы, на них должен работать какой-то персонал. Томографы ломаются, требуются запчасти. Это всё очень дорого, огромные суммы. Из четырёх постоянно работают только два, если в общей сложности взять, то каждый из них в году работает от 3 до 6 месяцев, остальное время простаивают! 

И лишние томографы «отнимают» деньги от лечения больных. В результате периодически нашим пациентам не хватает лекарств, некоторых препаратов нет по 3 – 4 месяца! Закупить-то не на что, все деньги израсходованы, их потратили нерационально. Пациенты вынуждены приобретать лекарства сами. А это не есть хорошее лечение.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество