aif.ru counter
10.06.2016 11:59
215

Что такое «русскость»? Доктор наук о том, почему все народы «одной крови»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и Факты - Ярославль 08/06/2016
Александр Фирсов / АиФ

«Чувствуем локтем друг друга». Писатель о том, почему все народы «одной крови»

Осенью должна выйти книга нашего земляка, доктора филологических наук Владимира Жельвиса  «Обнимитесь, миллионы!». Это попытка объяснить людям, что манера поведения, смысл сказанных слов обладают национальными особенностями, которые нужно знать. Мы попросили рассказать Владимира Ильича, почему мы все разные и при этом все одинаковые и что нам сегодня необходимо делать, чтобы жить в мире.

«Другие»

Ольга Савичева, АиФ-Ярославль: Владимир Ильич, почему вы обратились к теме особенностей культур разных народов именно сейчас?

Владимир Жельвис: Много лет тому назад я написал учебное пособие по межкультурной коммуникации «Мы одной крови, ты и я!». Прошло время, и вот оказалось, что тема «одной крови» всех народов мира становится всё актуальнее. Мировой войны пока нет, но нарастает недоверие и злоба, создаётся впечатление, что нас окружают одни враги, только и думающие о том, чтобы нанести нам урон. А между тем, все народы мира хотят одного и того же: спокойствия, возможности работать, растить детей и умирать в своей постели, а не на поле боя. Кажется, я сказал банальность. Пусть. В «тревогах мирской суеты» мы редко о таких трюизмах задумываемся.

- На земле немыслимое количество народов, говорящих на своих языках и диалектах, у каждого – свой менталитет. И при этом вы хотите доказать, что мы все похожи?

- Поразительно похожи, и не только физически. Интересно, что у каждого народа – один и тот же список качеств, но место того или иного качества может быть очень разным. У одних народов на первом месте - уважение к старшим, другие тоже уважают старость, но приоритет отдают семье и детям, для одних брак – это союз двух любящих, для других это, прежде всего, способ продолжения рода, а любовь, это, конечно, хорошо, но во-вторых.

И что удивительно: у каждого народа ровно столько же положительных качеств, что и отрицательных. Объясняется это очень просто: по большому счёту это одно и то же. То же самое качество в одних условиях благо, в других - зло. Доброта – это, безусловно, хорошее качество, но не тогда, когда нужно, по Крылову, «власть употребить». Щедрый человек – человек вроде бы хороший, но нередко неорганизованный, беспорядочный. И так далее. Что из этого следует? Представьте себе железный прут, заряженный электричеством: с одной стороны у него плюс, с другой – минус. Нам не нравится минус, мы возьмём ножовку и отпилим минусовый конец. Что получится? Минус появится на том же конце, и сколько бы мы ни отпиливали «минус», с «плюсом» ему не расстаться.

Так и с каждым человеком, так и с целыми народами. Стало быть, нам не помешало бы знать особенности других народов, их иерархию ценностей, чтобы, встречаясь с людьми другой культуры, не возмущаться: почему у них не так, как у нас?! А принять как данность: «другой» имеет право думать не так, как я именно потому, что он принадлежит другой культуре. Его культура ни в коем случае не хуже – но и не лучше! – нашей. Вот и русская культура не лучше, но уж и никак не хуже любой другой, английской, индонезийской или чукотской.

- Но если так обобщать, то не ведёт ли это к формированию стереотипов?

-  Конечно, ведь нет двух совершенно одинаковых русских или японцев. Подозреваю, что нет ни русского, ни японца, обладающего всеми без исключения признаками своего народа. Можно утверждать, что грузины смуглы, черноволосы и у них крупные «орлиные» носы. А можно встретить грузина с белой кожей, рыжего и с «русским» носом уточкой? Конечно. Но это не так типично. Кроме того, сама нация, особенно такая многочисленная как русская, очень разнообразна. Менталитет беломорского рыбака отличается от менталитета донского казака, священник из среднерусской полосы может иметь систему ценностей, отличную от системы члена столичной вокальной группы. И всё же все они русские, и значительная, даже большая часть основных ценностей у них находится под влиянием русской культуры.

 «Русскость» - ощущение

- Что вы вкладываете в понятие «русский»?

- Этот вопрос я часто задаю своим студентам и слушателям: вы русский? Они отвечают «да». А почему вы так думаете? Вот тут и начинаются сомнения. Потому что ваши родители русские? А родители почему русские? Потому что я говорю по-русски? Но в России больше 100 национальностей, и едва ли не все знают русский язык. Потому что я живу в России? А русские, которые рассеяны по всему свету, они, что, перестают поэтому называться русскими? И в паспорте нынче нет графы «национальность». А какой национальности дети от смешанных браков?

Представляется, что ответ тут простой: я русский, потому что русским себя ощущаю. Я вырос в семье, где говорили по-русски, колыбельные песни мне пели по-русски, сказки рассказывали по-русски, я воспитан на русской литературе и русском искусстве. Вокруг меня были люди, принадлежавшие к русской культуре, которые привили мне русский менталитет.

Можно даже заострить: если китайца или чернокожего африканца с младенчества воспитать в русском окружении, он будет русским. Цвет кожи у него будет чёрный или желтоватый, волосы чёрные, у африканца курчавые, у китайца глаза будут раскосые. А оба будут ощущать себя русскими, и правильно сделают. Русскость – это ощущение, а не генетика.

Английский культуролог Броснахан предлагает делить людей на «тюленей» и «птиц». Представьте себе лежбище тюленей, греющихся на скалистом берегу холодного моря. Они тесно прижимаются друг к другу, между их телами не просунуть ладони. Так и теплее, и безопаснее. Они могли бы спеть по-русски «Мы чувствуем локтем друг друга», если бы у них были локти и соответствующие вокальные способности. Тюлени – коллективисты, как русские и многие восточные народы. Мы держимся друг за друга, надеясь, что в трудную минуту нам придут на помощь. Поэтому русские крестьяне всегда жили деревнями, а если кто и отделялся и ставил дом где-то поодаль, его жильё называлось «починок», то есть начало нового поселения, новой деревни.

А вот немцы или прибалты предпочитают хутора, одиноко стоящие посреди принадлежащего им поля. Да, далеко от соседей, небезопасно, но зато тут он сам себе хозяин, ни от кого не зависящий. Типичная «птица», сидящая на ветке дерева поодаль от сородичей. Сородичи где-то тут, недалеко, но всё же и не рядом. Это европейские индивидуалисты, больше ценящие свободу и независимость. Они знают, что надеяться нужно прежде всего на себя. Американец на вопрос «Как дела?» ответит только «Прекрасно!» даже если у него сегодня утром сгорел дом, лопнул банк, ушла жена и умерла любимая собачка. Он не хочет делиться с нами своими проблемами: тот, кто жалуется – слабак, таких не уважают. Я сильный, я сам справлюсь!

- Какая позиция лучше?

- Сказать невозможно. Русские дружно борются с неприятностями, но одновременно и могут слишком надеяться на других, не слишком себя утруждая. Западноевропейцы предпочитают сражаться с трудностями в одиночку, и это часто приводит к отчуждённости, ощущению, что ты никому не нужен. Даже в благополучных западных странах велик процент самоубийств. Как писал Юрий Левитанский, «каждый выбирает по себе». Снова где «плюс», там и «минус»!

- Вы считаете, такая книга поможет изменить отношения между людьми?

- Конечно же, наивно думать, что после такой простенькой книжечки что-то в отношениях между миллионами (миллиардами!) людей изменится. Но ведь крупный дождь образуется из мелких капель, если какой-то капли не будет, этого никто не заметит. Но всё-таки дождь – это множество таких вот капель.

- Когда выйдет ваш труд?

-  Надеюсь, осенью. Правда, при одном маленьком условии: если на его издание удастся насобирать денег.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество