318

Помощь - знак приличия. С чего начиналась благотворительность в Ярославле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Аргументы и факты - Ярославль 18/07/2018
В 1900 году Ярославскую Большую мануфактуру наградили «за заботы о рабочих и учреждения для них».
В 1900 году Ярославскую Большую мануфактуру наградили «за заботы о рабочих и учреждения для них». Public Domain

Год волонтёра пересёк экватор, мода на добрые дела набирает силу, что не может не радовать. Во всяком случае, новостей на эту тему немало.

Но как понять, насколько они весомы и значимы, что в них действительно ценно, а что напоминает «информационный шум», создать который можно - при желании - вокруг любого, даже мелкого, события.

С чем сравнить нынешнюю ситуацию? Быть может, с дореволюционной эпохой, интерес к которой вырос после векового юбилея Октябрьской революции? Корреспондент «АиФ» побеседовал с известным ярославским историком, преподавателем ЯГПУ им. К.Д. Ушинского Николаем Дутовым.

И для спившихся - артель

Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Николай Владимирович, сейчас и дня не проходит без того, чтобы инициаторы очередного «движения» или «десанта» не заявляли о планах благотворительной деятельности. Звучит оптимистично. Подобное уже было в конце XIX века - «теория малых дел», возникшая в ответ на разгром народовольцев. Но, если взглянуть шире, каким было отношение тогдашнего общества, на примере нашей территории, к благотворительности?

Николай Дутов: Благотворительность в Ярославской губернии развивалась очень активно, она была в числе самых передовых регионов Российской империи. Вспомним несколько весомых фактов. Ещё в конце XVIII века в Ярославле был открыт «Дом призрения ближнего», на строительство которого средства пожертвовали полторы сотни дворян и купцов. К концу XVIII века в 22 убежищах и приютах Ярославской губернии помощь получали 198 мужчин и 413 женщин. В городе Ярославле действовали две фабричные богадельни и несколько частных. «Артель трудовой помощи для спившихся волжских работников» стала первой подобной в России. Финансировалась она частными лицами. Алкоголики находились в артели не менее трёх месяцев, выполняя различную работу. Заработанные деньги им выдавались при выписке.

- И в какой отрезок истории благотворительность в нашем крае достигла наивысшего размаха?

- Во второй половине XIX века. С 1860 по 1890 год количество благотворительных обществ в губернском центре выросло с 14 до 36. «Помощь всем нуждающимся» - такую цель ставило перед собой основанное в 1861 году «Ярославское общество вспомоществования бедным». А в начале ХХ века в Ярославле действовало 19 богаделен: государственных, общественных, частных и церковных. Кроме домов призрения бездомных  были 10 «обществ вспомоществования», 13 приютов, 15 лечебниц, которые могли оказать помощь «приходящим больным» за счёт города. Обобщая, можно сказать, что в те времена неприличным считалось не помогать другим, не быть благотворителем! Все состоятельные люди кому-то помогали, и по своей воле. Если у них не было для этого свободных средств, продавали что-то и деньги отсылали в богадельни - примеров тому известно много. Такой была общественная атмосфера того времени.

Закон плюс инициатива

- Но, исходя из контекста, это было «творение блага» в виде, так сказать, социального налога - для сглаживания неравенства. Насколько крупный бизнес проникался этими настроениями?

- В царское время бизнесу некогда было «благотворительствовать»! Он занимался серьёзными делами. После отмены крепостного права во второй половине XIX века в России стала быстро развиваться промышленность, происходил переход от ручного труда к машинному. Если говорить о социальной ответственности бизнеса, то в России той эпохи было лучшее в мире трудовое законодательство с точки зрения мер защиты рабочих. И промышленники его исполняли, что требовало и времени, и затрат. На промышленной выставке 1893 года в Чикаго (США) условия труда, созданные на Ярославской Большой мануфактуре (ЯБМ), были удостоены признания. А на Всемирной выставке в Париже в 1900 году «Товарищество ЯБМ» получило две награды: за высокое качество изделий и «за заботы о рабочих и учреждения для них».

- Все социальные вложения были установлены законами или же что-то «капитаны бизнеса» делали по своей инициативе?

- Некоторые заметные реформы начались с идей, которые провели в жизнь промышленники. Вот известный пример. При ЯБМ было открыто училище, затем, в 1882 году, начала действовать фабричная начальная школа. Это была самая известная из частных школ губернии, для неё в 1894 году было построено двухэтажное здание, рассчитанное на 600 человек. Управляющий мануфактурой Алексей Флегонтович Грязнов поставил перед министром народного просвещения вопрос об открытии реальных классов при фабричном училище. По его мнению, «техническая и ремесленная азбука должна быть усвоена наравне с азбукой чтения, письма и счёта». Так в 1900 году открылись реальные классы при фабричном училище. Зарплата учителя фабричной школы составляла 360 руб. в год, в то время как учителя земских школ получали 200 руб. Их кроме хороших финансовых условий администрация обеспечивала жильём.

- Но все подобные начинания, и это не секрет, преследуют цель понадёжнее оградить бизнес от недовольства.

- Конечно, создание для работников мануфактуры приемлемых условий труда и быта Алексей Грязнов рассматривал не как отвлечённую «благотворительную деятельность», а как одно из условий стабильной работы предприятия. Но, если рассмотреть его социальные шаги, то они были очень значимы. Это были решения не временщика, а руководителя, которого, что называется, не свернёшь с пути. Так, Грязнов стал помогать рабочим в строительстве собственных домов путём выдачи беспроцентных ссуд с последующими ежемесячными отчислениями из заработка для их погашения.

Он говорил, что фабричные казармы не дают рабочим возможности хорошо отдохнуть после трудового дня, а кроме того, плохо влияют «на нравственность живущих в них как взрослых, так и, в особенности, детей». Рабочим выплачивались премиальные за хорошую работу, ежемесячные (к примеру, на несовершеннолетних детей) и разовые (по болезни, на погребение, в случае пожара). На других предприятиях многих таких мер не существовало - это к вопросу о социальной ответственности. Кстати, и стачек на ЯБМ не было, хотя в годы Первой мировой войны на многих производствах они нередко случались. Начальник Ярославского губернского жандармского управления даже в январе 1917 года отмечал: «Рабочие такого большого предприятия, как ЯБМ, продовольствием обеспечены лучше остальной части населения города, продукты продолжают выдаваться в кредит, и каждому рабочему положен паёк».

«Жить в эту пору прекрасную…»

- Тогдашняя Россия была на 3\\4 населена крестьянами. А как в их среде обстояло дело с благотворительностью?

- В деревнях всё держалось на общине: это была единица административно-хозяйственного самоуправления крестьян. Но далеко не все крестьяне занимались своим делом: были и «смутьяны», которые зарабатывали отхожим промыслом. Но при этом за свой земельный пай они платить не хотели. За них приходилось платить состоятельным членам общины. Объекты такой «благотворительности» зачастую и становились разрушителями. Но общины, как известно, несли коллективную ответственность за уплату налогов своими членами.

- Сразу - к нашему времени. Последнее исследование «Центра социального партнёрства» установило, что у жителей Ярославской области всё меньше и желания, и возможностей участвовать в благотворительности. Какова ваша оценка?

- Если бизнесмен кому-то и поможет, то попросит: «Не говорите никому, что это я помог!» Всё просто: у нас правовой механизм спонсорской помощи таков, что отбивает желание и порождает боязнь дополнительных налоговых проверок. Действующее налоговое законодательство обязывает организации оказывать помощь только из чистой прибыли, и компании, перечисляющие средства на благотворительные цели, не освобождены от уплаты налога на прибыль из тех сумм, что были перечислены в качестве помощи. Да, органы законодательной власти регионов юридически  имеют право уменьшать для них ставку налога на прибыль, которая зачисляется в региональный бюджет (с 18 до 13,5%), но в условиях дефицита казны о таком «неэкономном» праве повсеместно «забывают». А простым гражданам в условиях, когда растут цены и тарифы, но не зарплаты, негде взять деньги на благие цели. Исключения есть, и это очень хорошо! Но они только подтверждают это грустное правило.

- Когда же социальная ответственность в самых разных смыслах и версиях станет у нас и выгодной, и естественной?

- Реальные предпосылки к этому появятся, вероятно, только у третьего  поколения постсоветской элиты. Нынешнее мыслит категориями собственной прибыли, а законодательство никак не стимулирует к выработке им ответственной модели ведения дел перед своими согражданами. Профсоюзы призваны защищать трудящихся, но реально не делают этого. Так что все перемены будут в будущем, лет через 50-70… Но, как писал Николай Некрасов, а недавно вновь прошли замечательные дни его поэзии в Карабихе: «Жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах