aif.ru counter
63

Молчание врачей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 06/02/2008

Лена Андрианова уходила в роддом с мечтой подарить своей будущей дочке прекрасную жизнь, но вместо этого рассталась со своей. Ужасно, что, пока с высоких трибун озвучивают светлые идеи о национальных проектах по поддержке семьи, молодые женщины уходят из жизни, так и не родив детей.

Не трусь, Лен

Лена и Денис сыграли свадьбу 10 августа. А о том, что у них будет ребенок, узнали еще в апреле и с нетерпением ждали появления в своей семье маленького человечка. Лена очень серьезно готовилась к радостному событию: встала на учет в женской консультации медсанчасти ЯЗДА, когда не было и трех недель беременности, анализы сдавала вовремя, все обследования проходила в срок, скрупулезно следовала рекомендациям врача.

Никаких тревожных перспектив специалисты не озвучивали, да и сама наблюдаемая не испытывала недомоганий, радовалась жизни. Поэтому, когда 13 декабря у Лены подскочило давление и кардиолог дал ей направление в стационар с предположительным диагнозом "гестоз", девушка была удивлена. "Может быть, лучше завтра пойду?" - спросила она у мужа. Но Денис не хотел рисковать: гестоз хоть и является одним из самых распространенных осложнений (встречается в 13 - 16 процентах от общего количества родов) - штука довольно серьезная. "Под присмотром специалистов надежнее", - рассудил Денис и, подбодрив супругу: "Не трусь, Лен", в тот же день отвез ее в медсанчасть НПЗ.

А в основном все хорошо

Что происходило в больнице, родные Лены могли судить только по ее словам, благо виделись и созванивались с ней каждый день. "Как у тебя с давлением? - ежедневно спрашивал муж. - Высокий ли белок? Что показало УЗИ?" Лена - от природы жизнерадостная и привыкшая на все смотреть с юмором - отвечала: все нормально!

- Врач, который к нам выходил потом, сказал, что они берегли ее психику, - вспоминает Денис. - Может, это и правильно. Но у нас-то вся информация была только через Лену! А она чувствовала себя нормально. Мы не знали, насколько сложное у нее состояние, чем грозит... Ничего не знали!

За Леной наблюдали две недели. 25 декабря она сообщила мужу, что у нее высокий белок и ее начинают готовить к родам.

По словам Лены, часов в десять утра 26 декабря у нее отошли воды, - говорит Денис. - А в пять часов вечера она позвонила мне и сказала глухим голосом: "Меня берут на кесарево". Как нам потом сказал врач, решение делать операцию приняли, когда у ребенка появились признаки нарушения сердцебиения... И вынули уже... никого.

Спешно приехавшим родным Лены врач рассказывал в основном про ребенка, пытался их утешить: мол, дети при гестозе часто рождаются с патологиями, так что, может, и лучше... Про Лену сказал, что состояние у нее тяжелое, как после любой операции, но стабильное, она в сознании, и единственное, что ей потребуется, - психологическая реабилитация.

Ни дочери, ни жены

Тем же вечером Лена позвонила мужу и посетовала, что Дашеньку что-то не приносят, "наверное, ничего хорошего не получилось". А утром 27 декабря, набрав номер Дениса, она успела сказать только: "Ну вот, теперь у меня что-то с почками. Меня в реанимацию забирают". Как выяснилось позже, это были последние 12 секунд их разговора.

По словам врачей, операция "по остановке акушерского кровотечения" прошла успешно. Однако 28 декабря потребовалась еще одна. К этому моменту родные Лены были настолько встревожены, что всеми возможными способами старались привлечь к ее спасению лучших специалистов Ярославля. Лена была жива еще две недели. У нее билось сердце. В редкие минуты ослабления наркоза она открывала глаза и даже реагировала на свое имя. 31 декабря ее перевели в реанимацию областной больницы, чтобы за ее жизнь могли бороться лучшие специалисты на лучшем оборудовании. Десятки доноров, знакомых и совсем незнакомых, но неравнодушных к чужой беде людей, откликнулись на просьбы родных Лены и приехали сдать кровь. Очень помог директор благотворительного фонда помощи больным гемофилией С. В. Третьяков... Но было уже поздно. 13 января Лена умерла. В справке о смерти значился предварительный диагноз "полиорганная недостаточность, ДВС-синдром с поражением легких, почек, головного мозга".

Кто виноват?

Денис до сих пор не понимает, почему, несмотря на все нацпроекты и родовые сертификаты, несмотря на повсеместное обновление оборудования и повышение внимания к проблеме материнской и детской смертности, несмотря на постоянное наблюдение стольких врачей-специалистов, его жене не удалось родить ребенка. В настоящее время по данному факту прокуратура проводит проверку. Как нам сообщили в акушерском отделении медсанчасти НПЗ, на уровне самой больницы сейчас собираются провести конференцию с той же целью - разобраться в этом неординарном случае.

Было ли чьей-то ошибкой или крайне несчастливым стечением обстоятельств то, что 28-летняя девушка, которая любила детей и которую обожали ее воспитанники в детском саду, не смогла сама стать матерью и уже никогда не сможет? Как такое могло случиться со вполне здоровым человеком, в XXI веке, в специализированном лечебном учреждении? Возможно, со временем это выяснится. Но Лену и Дашу уже не вернуть.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах