59

Было время - и цены снижали

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15 11/04/2007

Русский человек обращается к прошлому не истины ради, а в поисках утешения в житейских невзгодах. Весной, когда пробуждаются желания и особенно остро ощущается нехватка денег, приятно вспомнить время, когда начальство любило народ и ежегодно снижало цены с первыми лучами весеннего солнца. Кто сам не помнит, тому бабушка с дедушкой рассказывали. Стала ли от ценовых манипуляций жизнь веселей и богаче? Архивные документы содержат на этот счет немало любопытных сведений.

Смели даже тюбетейки

Ежегодные снижения цен начались после сталинской денежной реформы 1947 года. Готовили ее в обстановке повышенной секретности и приступили к операции в ночь с 14 на 15 декабря. В течение недели гражданам надлежало обменять наличные деньги из расчета 10 рублей старого образца на 1 рубль нового. Вклады в сберкассах до трех тысяч рублей обменивали один к одному, а выше действовала система постепенного обесценивания старого рубля по отношению к новому.

Слухи о грядущей реформе появились еще в конце ноября и вызвали ажиотажный спрос на промышленные товары. С полок магазинов смели буквально все. Исчезли даже узбекские тюбетейки, которые раньше никто не брал. Коммерческие рестораны были переполнены народом, решившим напоследок попить-погулять.

Прознавшие о реформе раньше времени служилые люди прибегали к разным маленьким хитростям. Разукрупняли вклады и заводили сберкнижки на родственников, вкладывали деньги в сберкассы 14 и 15 декабря, а оформляли задним числом, сдавали деньги через кассы торгующих организаций под видом выручки, досрочно погашали старыми деньгами подписку на государственный заем, приобретали большое количество почтовых и профсоюзных марок, которые не подлежали переоценке. Так что от финансовых махинаций государства эта публика не пострадала. И ненавидимые народом спекулянты тоже убереглись, поскольку налички на руках не держали, а обратили ее в золото, антиквариат и дефицитные товары.

А Догадкин все потратил

Ограбила реформа крестьян, которые работали в колхозах за "пустые палочки", а деньги от продажи на рынке продуктов личного хозяйства прятали дома. Пострадали работяги и служащие, живущие от зарплаты до зарплаты и отложившие кое-что в ожидании послевоенного изобилия. У них попросту конфисковали сбережения, подав тем самым удачный пример борьбы с инфляцией будущим поколениям российских финансовых начальников.

Далеким от власти рядовым гражданам денежный обмен преподнес неприятные сюрпризы. В Арефинском районе Ярославской области колхозница с пятью малыми детьми продала корову за 8 тысяч рублей и припрятала деньги на всякие нужды. После реформы у нее осталось 800 рублей, женщина плакала и жаловалась, что теперь ей остается только повеситься. Помогли: райком партии послал к несчастной матери председателя сельсовета, который "разъяснил ей смысл" государственной акции.

Студентам сельскохозяйственного института в Ярославле тоже не повезло: получили стипендию за день до обмена и на новые купюры могли купить пять буханок черного хлеба.

Кого реформа не застала врасплох, так это нигде не работавшего старика Догадкина из села Арефина. Ничего хорошего не ожидавший от власти старик с говорящей фамилией накануне реформы снял со сберкнижки все свои 10 тысяч и купил пальто, костюм, двое ручных часов и патефон. После обмена отправился в местный ресторан и там все оставшиеся деньги пропил, причем угощал всех посетителей со словами: "Все пейте сегодня, я плачу".

Одновременно с обменом денег отменили карточную систему. На прилавках магазинов в крупных городах появилось почти что довоенное изобилие. Его и запомнили современники. Потом оно сохранялось только на показательных площадках Москвы и Ленинграда, где создавались неснижаемые товарные запасы за счет соседних областей. В других городах сразу возник дефицит. Цены изначально были высокими. Теперь их надлежало снижать.

На радостях выпили и закусили

С 1948 года государственные розничные цены снижали семь раз: пять раз при Сталине и дважды после его смерти, при Маленкове. Всегда весной, в конце марта - начале апреля.

Местная партийная власть каждый раз сообщала в Москву, как реагирует население на новое проявление заботы партии и правительства, насколько и на какие товары растет спрос, что говорят в очередях. Весной 1950 года Ярославский обком ВКП(б) докладывал в ЦК, что в первый день торговли по сниженным ценам повысился спрос на белый хлеб, красное виноградное вино, колбасу и сливочное масло - на радостях люди устроили себе праздник, выпили и закусили. В Ярославле продажа масла и вина выросла аж в три раза. В Переславле до снижения продавали вина за день на 200 рублей, а тут в один день продали на 30 тысяч. Вино, впрочем, тут же и кончилось. Повсеместно выстроились огромные очереди за сахаром.

Из промтоваров особый спрос возник на хозяйственное мыло. В Ярославле за день продали 21 тонну, а до снижения продавали по 3 тонны в день. Выстроились очереди за галошами. Продали 35 велосипедов, что составило аж 1800% к февралю. Народ в очередях жаловался, что мало снизили цены на шерстяные и шелковые ткани и на обувь.

Спустя день товарные запасы были исчерпаны. Докладывали наверх, что даже хлеба хватает на 2 - 3 часа торговли, а сахара на час. И это в областном центре. В других городах и того не было. Вино все выпили моментально. А наручных часов осталось в продаже на два дня.

Цена трех апельсинов

Снижения цен никогда не были обеспечены запасами. Летом 1951 года Ярославский обком докладывал в ЦК ВКП(б), что фонды на сливочное масло, сахар, кондитерские изделия, крупу и макароны значительно ниже действительной потребности. Даже в самых крупных городах области - Ярославле, насчитывавшем 350 тысяч жителей, и Щербакове с его 140 тысячами - торгуют всем этим 1 - 2 часа в день с огромными очередями, а в остальных городах и вовсе не торгуют.

31 марта 1953 года партия и правительство объявили об очередном, шестом по счету и первом после смерти Сталина снижении государственных розничных цен на продовольственные и промышленные товары. Оно оказалось самым масштабным, что должно было отразить заботу нового руководства о народе. Популярность этой меры была несомненной, реальная экономическая эффективность невысокой. Подводя итог торговле по сниженным ценам за 1 апреля, ярославский облторготдел отметил рост дневной выручки в магазинах областного центра всего на 3,8 процента по сравнению с апрелем 1952 года. Наибольший спрос возник на белый хлеб, рыбу, мясо, колбасу и сахар. "Выброшенные" на прилавки гастронома на Кировской улице в Ярославле лимоны и апельсины кончились в течение часа. Цены на рынке не снизились, что и отражало реальное влияние ценовых манипуляций в госторговле на покупательную способность населения. Как о чрезвычайном событии Ярославский горком доложил наверх, что в магазине радиотоваров продали пылесос, тогда как за все время существования этого магазина с августа 1952 года не было продано ни одного.

Стали ли товары доступнее? Московский рабочий на свою дневную зарплату в 1952 году мог купить три апельсина. В провинции этот экзотический фрукт большинство людей вовсе никогда не видело. Снижение розничных цен на продовольствие достигалось за счет безудержного грабежа деревни, которая вообще сидела на хлебе и картошке.

В 1954 году цены снизили последний раз. В 1955-м этого уже не делали. Именно с этого года реальные доходы населения начали стабильно расти.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах