58

Хранитель тканей. Альбина Черторижская - уникальный мастер реставрации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 28/01/2009

Вот уже 30 лет, как Альбина Черторижская занимается реставрацией. Она трижды лауреат областных премий имени И. А. Тихомирова "За заслуги в развитии музейной работы и краеведения" и имени П. Д. Барановского "За заслуги в развитии реставрационного дела и архитектуры". Неоднократно награждалась почетными грамотами Министерства культуры, является заслуженным работником культуры. По печатным работам Черторижской молодежь изучает азы реставрационного дела. Мы попросили мастера рассказать о себе и своей удивительной работе.

Явление Богородицы

На днях в Ярославском музее-заповеднике произошло чудо - реставратору Альбине Черторижской явился облик Казанской Богоматери.

- Перед Новым годом ко мне пришел частный коллекционер и принес оклад для реставрации - шитье было наколочено на доске, - рассказала Альбина Федоровна. - Я сначала подумала: ну, доска и доска. А когда стала снимать ткань, неожиданно увидела облик Казанской Богоматери.

Оказалось, икона старинная, скорей всего, XVI века, отчего женщина долго не могла прийти в себя. Черторижская позвонила хозяину иконы.

- Он мне ответил так: раз Богоматерь вам явилась, вы образ себе оставьте, - вспоминает чуть ли не со слезами на глазах Альбина Федоровна. - Я всю жизнь реставрирую для церкви, наверное, это мне ниспослание за то, что занимаюсь Божьим делом.

Выбрала необычную специальность

Альбина Черторижская училась на историческом факультете Ярославского педагогического института. Сразу после его окончания, в 1965 году, стала работать в музее. По стечению обстоятельств она выбрала очень редкую и необычную специальность - хранитель тканей.

Богатейшая коллекция древних тканей появилась в музее еще в советское время. Когда в Ярославле стали разрушать храмы и монастыри, всю церковную утварь приносили туда. И здесь оказались собраны очень ценные образцы прикладного искусства. Но если бы не Альбина Федоровна, многие вещи так бы и не дожили до наших дней.

- В советское время церковь ведь не уважали, - вздыхает она, - и многое списывалось из фондов музея. А мне было так жалко, что я все убирала и прятала. Благодаря этому из собранных предметов, например, головных уборов, украшенных перламутром и жемчугом, я делаю сейчас восполнение.

Это огромная коллекция тканей - и древнерусское шитье, шелк из стран Ближнего и Среднего Востока и стран Запада XVI-XVII веков.

- Перед реставрацией ткани были в ужасном состоянии, - вспоминает Альбина Федоровна. - Чтобы их восстановить, приходилось часто ездить в Москву, где тогда был единственный на всю страну реставрационный центр. Там одну вещь могли делать 10 лет. Тогда я решила, что нужно окончить курсы и самой стать текстильщиком-реставратором.

Умение, данное свыше

С поступлением на эти курсы у Альбины Черторижской связана одна почти мистическая история.

- Я ведь раньше никогда не шила, не кроила, да и тяги к реставрации не было, - до сих пор удивляется она, - но с первого раза как-то сообразила выкроить новый мужской ворот по образцу старого. Руководитель спросил: так вы шьете? А я в ответ - да никогда в жизни! В мою руку будто кто-то вложил эту иголку!

Окончив курсы, Альбина Федоровна стала единственным специалистом в регионе, кто занимался текстилем. Да и сейчас ей нет равных в области реставрации церковной, гражданской, крестьянской одежды, обуви, головных уборов, кружев, ковров и шитья с драгоценными камнями.

- Из светских вещей сложней всего восстановить скатерть с автографами визитеров, поделилась Черторижская. - На Руси в богатых домах гостям было принято расписываться мелком на шерстяной скатерти, которая лежала на столе в прихожей. После ухода гостей хозяйка брала иголку с ниткой и обводила их надписи. Мне пришлось восстанавливать образцы узорного ткачества по иголочным проколам.

За годы работы в музее Альбина Федоровна отреставрировала сотни предметов, тысячи прошли профилактическую обработку.

- Приходилось даже восстанавливать фрагмент от мужской рубахи византийского происхождения XII века или варежки XVII века, которые, к слову, такие же в точности, как и сейчас, - с гордостью говорит реставратор.

От работы пальцы немеют

Но чтобы выполнять такую сложную работу, приходилось постоянно учиться и ездить на консультации в Москву.

Только представьте, чтобы восстановить старинную митру, Альбине Федоровне пришлось полностью разобрать ее, расшить, посадить на новую дублированную основу, а потом снова сшивать. Реставрируя головной убор с изображением святых, нужно запомнить, где какой фрагмент и картинка. А это требует массу времени. Например, сакас из мастерской Строгоновых, сшитый из золотых и серебряных нитей, Альбина Федоровна делала 1,5 года, а огромное гвардейское знамя русско-турецкой войны - 2 года.

Даже несмотря на богатый опыт Альбины Федоровны, многие древние образцы до сих пор остаются для нее загадкой.

- Очень сложная работа - восстанавливать маленькие, как бисер, камешки. Чтобы их пришить, нужно взять самую тонкую иголку, продеть в нее самую тонкую нитку, а потом вшивать с лупой в толстую холщовую ткань, - рассказывает Альбина Федоровна. - Иногда от такой работы пальцы немеют, а иголки ломаются в руках от усилий. Не понимаю, как раньше рукодельницы протаскивали толстые льняные нитки, чем они шили и как обходились без очков?

Ткани тоже могут умирать

Однажды в Ярославском художественном музее оказалась большая коллекция городской одежды. Альбине Черторижской принесли ее на реставрацию.

- Когда я увидела, что они насобирали, так и ахнула, - вспоминает Альбина Федоровна. - Когда я была маленькая, по дворам ходили старьевщики. И хозяева выносили им рваное и грязное тряпье. Вот такие вещи мне как раз и принесли. Я даже сначала испугалась и отказалась. Но мне сказали, что если я не сделаю, то никто не сделает, и одежда пропадет.

В результате из этих вещей получилась великолепная выставка городского костюма.

- У меня к тканям очень трепетное чувство, - поделилась искусница. - Я всегда сравниваю: как врач заботится о больных, так и я - о своих "подопечных". Ткани ведь тоже могут умирать - выгорают цвета, съедает моль, и их надо срочно спасать.

Вот уж дело подошло к пенсии, а Альбина Федоровна все работает.

- Я понимаю, что нужно оставить после себя учеников, - вздыхает она. - И надо так было сложиться, что обе мои дочки сейчас вышли замуж, родили малышей и сидят дома. Передохнуть не получилось...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах