aif.ru counter
117

«Спектакли Волковского фестиваля станут для зрителей душевным потрясением»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. Аргументы и Факты - Ярославль 11/09/2013
из архива Волковского театра

Актриса Анастасия Светлова рассказала о современном искусстве, душевных потрясениях и что такое «недоношенные» спектакли.

Юлия Терещенко, АиФ-Ярославль: Анастасия Андреевна, Волковский фестиваль можно назвать визитной карточкой нашего театра. Зрители ждут от спектаклей душевного подъёма, приятного времяпрепровождения, а чего ждут актёры?

Анастасия Светлова: Зрительского отклика. Для нас самое главное, чтобы зритель не ушёл разочарованным, чтобы мы смогли его увлечь. Именно эти моменты являются для каждого актёра стимулирующими. Ведь для чего работают артисты? Чтобы у зрителя была потребность приходить в театр снова и снова. 

Я считаю, что люди приходят в театр за особенными эмоциями,  можно даже сказать, за душевным потрясением. И если этого не происходит, уходят разочарованными. Хотелось бы привлечь в театр молодёжь. Молодые люди сейчас предпочитают агрессивные музыку и кино, но им нужно прививать вкус к эстетике.

Ю. Т.: Насколько полезно для актёров участие в таких фестивалях?

А. С.: Фестивали устраиваются прежде всего для публики. Ярославцы увидят разнообразный и по-настоящему интересный театр. На фестивале покажут спектакли, отмеченные наградами, критиками и театральной общественностью. На сегодняшний день – это самое лучшее, что существует в театральном мире.

Для артистов фестивали интересны тем, что они могут познакомиться с новыми людьми. О себе могу сказать, что я с большим удовольствием езжу на гастроли и фестивали. Правда, это очень интересно! Немного другая публика и новая площадка. И даже тот спектакль, который мы играем в своём театре, приобретает совершенно иное звучание в другом городе. Начинаешь понимать, насколько ты интересен зрителям.

Ю. Т.: Телевидение и газеты загружены информацией о политике, экономике. Откуда же современный актёр черпает вдохновение?

А. С.: Я не ханжа и не могу сказать, что всё вокруг ужасно, а театр прекрасен. Я стараюсь во всем находить причинно-следственные связи. Просто наша жизнь и мир ужесточаются, поэтому и театр становится жёстким. Говорить  со сцены только о прекрасном - значит сильно отстать от времени и быть неинтересным.  Конечно, должны ставиться спектакли и лёгкого жанра, для души, классический материал, деликатный и мягкий.

Что касается использования ненормативной лексики в некоторых постановках, то ведь по большому счёту это наш сегодняшний язык. Большинство людей  так общается. Молодежь необходимо повернуть к театру, чтобы показать: за грубыми словами есть история человеческой души, которая изранена, истерзана.

Ю. Т.: Испытываете ли вы трепет перед зрительским залом? С чем можно сравнить это ощущение?

А.С.: Волнение есть всегда. Однако есть спектакли, которые идут не один год, у меня для них есть даже специальное обозначение – «выгранные». В них ты чувствуешь себя свободно, ты сработался с коллегами, вы «выгрались» в эту историю. Про себя могу сказать, что у меня есть «момент первых 10 минут». В это время должен возникнуть контакт с залом. Потому что ты посылаешь в зал энергетический заряд, и он должен вернуться обратно. Тогда ты чувствуешь себя удовлетворённым. Эти первые 10 минут и являются решающими: если я чувствую, что контакт произошёл, мы со зрителем  «зацепились» друг за друга, тогда я чувствую абсолютное расслабление, спектакль идёт легко.

Но страшно, если проходит 10, 15, 20 минут, и ты чувствуешь – ничего... Это самое тяжёлое  испытание для артиста. С каждой последующей минуты ты пытаешься «брать» зал и начинаешь немножко «пережимать». И когда уходишь со сцены, ощущение такое, что ты не творил, а как будто разгрузил 12 вагонов тяжелейшего товара. Но даже в таких условиях приходится концентрироваться и пытаться прорваться дальше.

Самое неправильное в моей профессии - это работать. Нужно получать удовольствие. У меня есть такая интересная формулировка: только после 10-го выступления спектакль начинает «открывать глазки», как младенец.  Малыши иногда рождаются 7-месячными, новый спектакль всегда рождается «недоношенным». Он должен долежать в тепле, наработать мышцы. И только 10-й спектакль начинает «дышать». Это когда ты перестаешь думать о том, какую следующую фразу тебе нужно произнести, и живёшь внутри образа, а не надеваешь его как костюм.

Ю.Т.: Современное искусство столь разнообразно, что его предметом может стать даже консервная банка. Как людям определить, что достойно звания искусства, а что является пародией?

А. С.: Театр и искусство - очень субъективная вкусовая территория. Я не могу сказать, что стоит показывать, а чего нет. Например, кого-то спектакль восхищает, а в ком-то даже после одного просмотра вдруг возникает буря отрицательных эмоций, вплоть до того, что человек больше никогда не приходит в театр.

Для меня жертвенность, отдача своих сил и тяжёлый труд - в радость. На самом деле артист всегда получает удовольствие от того, как он плачет на сцене, как страдает. И если люди в зале сопереживают, то для нас это счастье.

Беседовала Юлия Терещенко

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах