448

Народный артист Валерий Кириллов: цензура в театре не нужна

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Аргументы и Факты - Ярославль 09/04/2014

Сообщение о том, что актёру и режиссёру театра драмы им. Ф. Волкова Валерию Кириллову присвоено звание «Народный артист России», появилось 1 апреля, когда труппа театра находилась в Москве на фестивале «Золотая маска». Сначала подумали, что это первоапрельская шутка - оказалось, что нет. Любимец ярославской публики действительно удостоен этого высокого звания. Поэтому разговор наш с Валерием Юрьевичем начался тоже с высоких материй.

Ольга Савичева, АиФ-Ярославль: Валерий Юрьевич, сейчас все обсуждают письмо деятелей культуры в поддержку действий Владимира Путина в Крыму. Как вы считаете, должна ли творческая интеллигенция участвовать в политике?

Валерий Кириллов: Когда это касается твоих друзей, родственников, то, к сожалению, вне политики быть не получится. Огромное количество моих друзей и однокашников живут в других государствах – на Украине, в Белоруссии, Молдове. Поэтому когда речь в новостных программах идёт о притеснении русскоговорящего населения, низком уровне жизни, маленьких зарплатах, мы начинаем переживать. Демократическое государство не должно позволять себе такого. То же самое произошло со странами Балтии, когда русскоговорящих людей отнесли к третьему эшелону. Я ещё застал те времена, когда в Риге и Вильнюсе у нас проходили замечательные гастроли и мы имели там своих зрителей. И то, что потом по дирижёрской палочке политиков вдруг происходят эти расколы – это абсолютно искусственно.

Деятели культуры – это медийные лица, которых знает народ. И если они могут своим авторитетом, сыгранными ролями, поставленными спектаклями и фильмами направить в нужное русло мозги хотя бы одного или пяти человек, то надо это сделать.

О. С.: Тогда, может, режиссёру, артисту стоит непосредственно заниматься политикой, стать, к примеру, депутатом думы?

В. К.: Не думаю. Одно дело – иметь свое мнение, высказать его, и другое – заниматься политикой. Очень много актёров стали депутатами, и сейчас мы видим в думе и спортсменов, и деятелей культуры, искусства. Но моё глубокое убеждение – это абсолютно разные профессии. Ничего нового мне, как актёру, политическая деятельность не добавит. Для того чтобы заниматься законотворчеством, должно быть другое образование – юридическое, экономическое. Хуже всего, когда государством управляют дилетанты: для населения это период метаний, глупых, неадекватных законов и т. д. Везде должны быть профессионалы.

О. С.: Нужна ли сегодня цензура в театре - идеологическая или политическая?

В. К.: В советские годы в театре была идеологическая цензура. Существовала жёсткая разнарядка: надо поставить в сезон два спектакля по классике, один – на деревенскую тему, один – на производственную и один – из западной классики. Если в репертуаре нет, к примеру, спектакля на сельхозтему, значит, театр не выполняет своё предназначение в этом городе. Сейчас такого нет. Я работаю не только в Волковском, но и в других театрах страны и знаю, что там происходит. Да, было у нас одно время засилье комедий, обнажёнки, которые гарантировали полные залы. Сейчас тоже всего этого нет благодаря тому, что театр развивается, идёт дальше, у него появились возможности  говорить с публикой самыми разными способами. Главное, возвращаясь к вышесказанному, чтобы постановкой спектаклей занимались не воинствующие дилетанты, а профессионалы. Мне кажется, что нашему театру в этом плане везёт – и в подборе режиссуры, и пьес. Хотя спектакли, как любое искусство, не могут вызывать однозначных «ах!» или «ай-яй-яй!».

Идеологические задачи, на мой взгляд, театр выполняет только в определённое время – политизированное. Так, Мейерхольд занимался таким остро политическим театром, Марк Захаров. Сейчас другие времена, и задача театра гораздо более интересная – рассказать человеку о человеке, со всеми его достоинствами и недостатками. Но вызывая при этом самые высокие и благородные чувства. Даже, может, через какое-то непотребное зрелище, чтобы человек, выходя из театра, становился хоть чуть-чуть лучше.  Нужно вырвать человека из обыденности, раскачать его чувства, довести его до слёз, до смеха, до момента раздумья.

О. С.: Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы превратить областной театр в успешный бизнес-проект?

В. К.: Театр в областном городе должен быть как большая книжная полка: здесь и маленький бестселлер, который  человек берёт с собой в дорогу, чтобы убить время, что называется. И толстые серьёзные книги для умного чтения, и хорошие комедии, коих у классиков огромное количество. Тогда любой «читатель»-зритель сможет выбрать то, что будет созвучно его сегодняшнему настроению. Понятно, что я сейчас не говорю о театралах, которые смотрят все премьеры и любят театр со всеми его «страницами».
Сегодня у нас в Волковском самый разнообразный репертуар - это и притчи, и мифы, и хореографические истории, где много движения, современной музыки, яркой сценографии. Репертуарный театр дарит радость общения с разной драматургией. В областном городе это абсолютный успех, если не забывать о качестве данных работ.

О. С.: А в каком русле идёт сейчас ваше творчество?

В. К.: В последнее время больше сил и энергии у меня уходит на режиссуру. На камерной сцене сегодня идёт современная пьеса «Звездный час по местному времени», такая история моей юности. Абсолютно советская, но не потерявшая своей актуальности история «Я, бабушка, Илико и Илларион» - мой респект тем женщинам, которые меня воспитали, – маме, бабушке и крёстной.

Вообще, режиссёр, чтобы взяться за какое-то произведение, должен быть замотивирован изнутри. Если нет этой внутренней мотивации, то получится что-то бесполое, бесхребетное… И совсем недавняя моя постановка «Кошки-мышки» - история о женщинах в поиске любви.

В конце ноября состоялась моя премьера в Калужском театре – очень яркая комедия «За двумя зайцами». Это работа на кассу, на широкую публику, хороводы, рушники, «Я все дивлюся, где ж моя Маруся».

О. С.: Какие роли вам нравится играть?

В. К.: Медийные. Из репертуара ещё не ушли спектакли, где я играю и которые поставлены до прихода нынешнего руководства: «Тётка Чарлея», «Ханума», «Кьоджинские перепалки», которые, кажется, уже весь город пересмотрел и ходят уже по второму и третьему кругу.

Из последних, по поводу которых стоит говорить, это «Двое бедных румын, говорящих по-польски». Скандальный спектакль, с ненормативной лексикой, и для меня он тоже стал откровением. Карнавальная история двух потерянных людей, безбашенных, которые едут, не пойми куда, не пойми зачем. И в этом тоже есть смысл.

О. С.: Как раз сейчас в Госдуме рассматривается  законопроект, который под угрозой штрафов запрещает спектакли, содержащие нецензурную брань…

В. К.: Ну, это уже советские перегибы. Поводом, наверное, послужило то, что ненормативной лексики очень много в московских театрах, и где надо, и где не надо. Если говорить о нашем спектакле, то мы влёгкую откажемся от этих слов.

О. С.: У вас было когда-нибудь желание бросить театр?

В. К.: Не было, даже когда приходилось очень трудно в материальном плане. Находил другие пути заработка – разгружал вагоны, дублировал фильмы, вёл свадьбы и юбилеи. Наша профессия – это диагноз, как говорят. Театр для меня – способ жизни.

Досье

Валерий Кириллов родился 9 декабря 1965 г. Окончил Ярославский театральный институт, Высшую школу деятелей сценического искусства РАТИ. С 1989 года - артист театра имени Ф.Г. Волкова. В 1997 году присвоено почётное звание «Заслуженный артист Кабардино-Балкарской республики», в 2000-м — «Заслуженный артист РФ».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах