311

Мурад Аннамамедов: «Грустный виртуозно не сыграет»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Аргументы и факты - Ярославль 20/12/2017
Мурад Аннамамедов: «Нельзя успешно играть ни для кого. Нужны слушатели, публика, ощущение встречных флюидов».
Мурад Аннамамедов: «Нельзя успешно играть ни для кого. Нужны слушатели, публика, ощущение встречных флюидов». Правительство ЯО

За пару недель до новогоднего затишья гостем нашей редакции стал один из самых ярких деятелей российского искусства - народный артист России, художественный руководитель и главный дирижёр Ярославского академического губернаторского симфонического оркестра Мурад Аннамамедов.
Начавшись на «вечнозелёной» ноте, разговор затронул немало тем, поразмышлять над которыми небесполезно, хотя порой и горестно, при всех капризах календаря.

Тотальное засилье «культурки»

Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Мурад Атаевич, дебютный вопрос - из разряда типично предпраздничных. Какими новогодними концертами порадует ярославскую публику ваш оркестр?

Досье
Мурад Аннамамедов родился 18 января 1955 года в Москве. Закончил Московскую государственную консерваторию им. П. Чайковского, учился в классе профессора Геннадия Рождественского. С 1994 года - художественный руководитель и главный дирижёр Ярославского академического симфонического оркестра. Под его руководством оркестр, первым в России, обрёл статус «губернаторского» (в 1996 году). Поставил 16 оперных произведений. Работал с 50 оркестрами, гастролировал в 73 городах мира. Заслуженный деятель искусств РСФСР, народный артист России. Лауреат премий Леонида Собинова и Ирины Архиповой.
Мурад Аннамамедов: Наши концерты пройдут совсем скоро - 22, 23 и 24 декабря. В канун Нового года мы покажем нашим зрителям три новогодних представления: как раз сейчас продумываем финальные штрихи. Прозвучит сюита из музыки замечательного композитора Эдуарда Артемьева к кинофильму «Щелкунчик и Крысиный король» режиссёра Андрея Кончаловского. Ведущие концерта представят новогодние и рождественские темы. Как всегда, подведём итоги уходящего года: вспомним о самых значимых событиях, и радостных, и трагических. А дальше - самые разные концертные номера, второе отделение - «бисовое». У нас три дирижёра, и все задействованы по максимуму.

- Даёте ли оценки тем событиям, которые войдут в это сценическое «эссе», или категоричные выводы не в правилах представителей современной культуры?

- Нет, оценок не выдвигаем, ведь во многом само осмысление, сопереживание того или иного события слушателями - это его интерпретация. И ещё считаю необходимым внести важное уточнение: нужно говорить об искусстве, о представителях искусства. А что касается российской культуры, то и здесь внесу поправку. Ныне академические традиции изгоняются со всех сцен страны, культивируется невзыскательность людей, нравы мельчают, и потому, к сожалению, говорить приходится не о высокой культуре, а о «культурке». Всяческие компромиссы с низкими вкусами публики и привели к её почти тотальному засилью. Высокая же культура - это, по моему убеждению, сумма целого ряда составляющих её субкультур: от политической, производственной и финансовой до культуры мышления, речи и человеческих взаимоотношений. Я всегда оппонировал, ещё со времён правления в СССР Леонида Брежнева, знаменитому марксистскому изречению о том, что экономика - это базис, а всё остальное - надстройка. Нет! Базис - это культура!

«Попытка казаться, а не быть»

- Эти обличения вызывают ассоциацию насчёт элиты и «элитки», явлений, также друг другу противостоящих.

- Безусловно, ведь задача элиты - вести страну и народ в будущее, а «элитка» занимается лишь потреблением всевозможных ресурсов, от природных до человеческих, оказавшихся в её распоряжении. В современном мире искусство доступно, что называется, до неприличия. И низкие потребительские свойства «элитки», алгоритм её взаимодействия с представителями искусства доходят порой до абсурда, к примеру, до обременений всевозможными «планами». О немалом количестве резонансных скандалов последнего времени, об их деталях достаточно много известно. Я искренне сопереживаю директору Волковского театра Юрию Итину, который сыграл, без преувеличения, выдающуюся роль в его свершениях, в создании условий для творчества актёров.

- А как вы отнеслись к явлению искусства, причём на сцене Большого театра, которое вызвало неслыханный шквал пристрастных суждений, - балету «Нуреев»?

- Очень сожалею, что величайший гений Рудольфа Нуреева на этой сцене оказался «разменен» на подробности его личной жизни, которые неблизки и мне, и подавляющему числу людей. Постановщики спектакля, конечно, сделали то, что сочли нужным сделать, но это, повторю, вызывает искреннюю досаду.

- Но, в контексте обсуждаемой нами темы, не грамотнее ли было сразу запретить, чем разрешать и потом «не пущать» уже после генерального прогона, за день до премьеры, как было минувшим летом?

- Здесь я хочу высказать очень важную - во всех аспектах - для меня мысль. Нынешнее российское общество очень хочет казаться, а не быть. Для него казаться гораздо важнее, чем быть. Кажется, что построили рыночную экономику. Кажется, что какие-то показатели идут вверх. Так и в искусстве: вроде бы запретить хочется, но смотрится это не слишком красиво. Хочется казаться лучше. Вот тут-то, на мой взгляд, и произошёл сбой. Слишком долго искали компромисс.

- Но в чём отличие настоящего творческого поиска от его имитации, иногда очень эффектной и завораживающей?

- Вспомню выдающегося литовского дирижёра Альгиса Жюрайтиса, который ещё в советские времена критиковал режиссёра Юрия Любимова и композитора Альфреда Шнитке за их экспериментальную интерпретацию оперы Петра Чайковского «Пиковая дама». Он высказался в том духе, что, «если вас не устраивает Чайковский, напишите своё»! Ко всяческим аксессуарам, к их изобретению современные постановщики прибегают тогда, когда настоящего искусства в их творчестве, увы, явно недостаточно.

«Внук Оскар - моя отрада»

- Посмотрев на судьбу высокого искусства в нашем обществе, неизбежно делаешь вывод, что круг жаждущих его людей довольно узок. В упомянутые вами советские времена пианино было во множестве семей, родители стремились учить детей музыке. Сейчас же нередки объявления «Отдам бесплатно, только вывозите сами».

- Согласитесь, что нам и нашим детям уже не требуется экологически чистая пища - организм давно и уверенно адаптировался к продуктам питания несравнимо более низкого качества. Столь же вредной «пищей» - под видом «искусства» - сейчас обильно кормят россиян всех возрастов. Поэтому наша задача в том, чтобы, продолжая эту метафору, вернуть человека к полезной для его духовного здоровья пище: нужно играть симфонии, ставить классические пьесы. Делать своё дело, играть свою роль. Наша счастье, что Россия уже всем обладает: и природными ресурсами, и грандиозными произведениями искусства. Никто не оспорит, что в мире три великие музыкальные культуры - в Италии, Германии и России. Эти богатства надо использовать, чтобы вернуться в человеческое обличье, во всех смыслах. Но для этого нужно, чтобы и представители искусства и культуры имели достойный статус. Я много езжу по нашей стране и могу сказать, что в «остальной России» - вне двух столиц и пары-тройки мегаполисов - они живут плохо, неприлично плохо. Недавно летал на наш российский Дальний Восток, и довелось там услышать: «У вас там в России…». Это не что иное, как осознание людьми их брошенности.

- Вы де-факто опровергаете образ деятеля искусства, творящего в «башне», в отдалении от быта и суеты…

- Меня волнует всё, что происходит в нашей стране, хотя я вполне успешный человек. Если коснуться моей работы, а я 23-й год руковожу Ярославским симфоническим оркестром, то меня и моего ныне покойного коллегу из Новосибирска Арнольда Каца называли «социальными дирижёрами». Арнольду Михайловичу даже приписывается полушутливая фраза: «Без меня в моём оркестре даже не рожают». Вот в 1996 году, когда глава региона Анатолий Лисицын присвоил оркестру звание «губернаторского», наши музыканты были самыми высокооплачиваемыми в стране, сейчас - ничего подобного. Мне постоянно приходится думать, где взять кадры, поскольку музыкального вуза в Ярославле нет. «Импортировать» их можно, но тогда где селить? Для меня музыкант не только функция, но и человек. Когда я вижу, что у него грустное лицо, то понимаю очень хорошо, что ему не сыграть виртуозно. Стараюсь помогать по мере сил и возможностей.

Музыканты знают, что нельзя успешно играть ни для кого. Нужны слушатели, публика, ощущение встречных флюидов. Только тогда артист является артистом. А моя отрада в жизни сейчас - мой внук Оскар. В нём я вижу своё будущее и свою обязанность жить и творить, совершать деяния, говоря высоким стилем.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах