aif.ru counter
21.06.2017 14:23
419

ЕГЭ глазами учителя. Подводим итоги школьных экзаменов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Аргументы и факты - Ярославль 21/06/2017
Если дети на экзамене разнервничались, учитель не имеет права их приободрять и успокаивать.
Если дети на экзамене разнервничались, учитель не имеет права их приободрять и успокаивать. © / Романов Кирилл / АиФ

Подошли к концу школьные экзамены, и можно подводить первые итоги. О том, как трудно было выпускникам, мы писали не раз. А вот как проходит ЕГЭ и ОГЭ с точки зрения преподавателя, мы решили спросить учителя русского языка и литературы Марину Левину.

Бесправные исполнители

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Марина Георгиевна, как вы считаете, какие бытовые проблемы сегодня превращают учителя в чёрствого человека?

Марина Левина: Не думаю, что именно бытовые проблемы делают учителя чёрствым человеком. Хотя зарплаты оставляют желать лучшего. Уже не единожды говорилось, что наши относительно высокие заработки оказываются возможными только потому, что учителя вынуждены нести двойную нагрузку. Как результат - физическая и моральная усталость, недостаточное качество образования: как учитель ни старайся, но в условиях перегрузки по-другому не получится. При таких обстоятельствах, конечно, можно очерстветь.

Печально, что эта проблема не нова. Ещё на заре XX века Константин Петрович Победоносцев, государственный деятель, занимавшийся вопросами образования в эпоху царствования Александра III, в своей работе «Ученье и учитель» сетовал на то, что учитель является «каким-то наёмником учебного труда», живущим «в непрестанной заботе о хлебе насущном для себя и для семьи своей», в то время как он должен быть не «какой-либо принадлежностью школы, которая при ней предполагается: это есть самая сущность школы, и без учителя никакая школа немыслима: учитель должен быть создан для школы».

- Действительно ли современность требует того, что директор школы - это всего лишь эффективный менеджер, а учитель - организатор деятельности на уроке? Лев Толстой говорил, что «хорошему учителю достаточно иметь только два качества - большие знания и большое сердце». Сегодня такая формулировка не подходит для оценки современного педагога?

- Думается, что не современность как таковая требует этой смены функций, а наше высшее руководство. Во время учебного процесса в учебном году это не так очевидно: всё-таки урок ещё остаётся местом обмена впечатлениями, обмена информацией между учителем и учениками, и школьники ещё готовы принимать знания от учителя и под его руководством.

А вот на экзаменах (ЕГЭ и ОГЭ) учителям навязывают совершенно несвойственную им функцию. Именно там мы становимся бессловесными и бесправными исполнителями чужой воли, «винтиками и шурупчиками» не зависящего от нас процесса. Причём видно, как учителю хочется поддержать учеников (которых он, кстати, даже и не знает) перед сложными испытаниями, подбодрить их. Но протокол категорически запрещает произносить какие -либо слова, не прописанные в нём. Думаю, что эта тенденция выхолащивания душевности будет усиливаться, казёнщина всё больше станет проникать в стены школы, и, значит, процесс отчуждения учителя от ученика будет продолжаться и углубляться.

Незаслуженная оценка

- Во что выливаются на экзамене ваши совместные с детьми усилия по изучению наук?

- Не могу говорить по поводу других предметов, а в отношении экзамена по русскому языку в 9-м классе нельзя не возмутиться. Из года в год повторяется одна и та же ситуация. Добросовестные ученики стабильно подтверждают свои «четвёрки» и «пятёрки». Это, разумеется, хорошо. Те же, кто имеет в течение года весьма сомнительные «тройки», на экзамене могут получить как «2», так и «5», а в аттестат выставляется более высокий балл «в пользу ученика». Это неправильно - не потому, что жалко поставить ребёнку хорошую оценку, а потому, что оценка эта незаслуженная.

Говорю так потому, что представляю, из чего она получается: критерии оценивания таковы, что при отсутствии содержания в сочинении и изложении только за соблюдение формы можно набрать, например, 4 - 5 баллов из 7 - 9 возможных. А в тестовой части во многих заданиях можно просто угадать правильный ответ, совершенно не умея объяснить свой выбор.

Это понимают и сами дети. Ученик, имевший четвертные оценки «3», «2», «2», «3», годовую, соответственно, «3» и получивший волшебным образом на экзамене «4», в аттестат тоже получает «4», потому что по приказу министра образования для выставления итоговой оценки берётся среднее арифметическое между годовой и экзаменационной оценками без учёта четвертных. У «двойки» законных прав нет, поэтому годовых «двоек» у нас тоже нет. Итог: все успевают и даже «преуспевают». Такой «успех», безусловно, развращает нерадивых учеников и оставляет раны в душах тех, кто честно трудился на протяжении учебного года и на экзамене.

Новая форма экзамена с устной частью тоже, видимо, ничего не изменит в лучшую сторону. О чём предлагается порассуждать вслух, причём отвечая не реальному экзаменатору, глаза в глаза, а в «мёртвый» микрофон? «Почему ученики часто не любят носить школьную форму?» Согласитесь, к изучению русского языка как предмета подобные вопросы имеют весьма отдалённое отношение. Понятийный аппарат ученика в таких заданиях не проверяется.

Обращаюсь к авторитету учёного - кандидата психологических наук, руководителя центра «Диагностика и развитие способностей» Людмилы Ясюковой. В своём выступлении «Умные больше не нужны» она утверждает, что основная задача школы (по Л.С. Выготскому) - «сформировать понятийное мышление»; «если человек не изучал науки, у него понятийное мышление само по себе не созреет», «высшие психические функции - это результат воспитания и обучения, но не созревания». Что же тогда хотят проверить составители экзаменационных материалов? Вся деятельность учителя и ученика на таком экзамене дискредитируется; он является, во-первых, обезличенным, а во-вторых, необъективным. А ведь одной из главных целей отлучения школьников от педагогов на ГИА была именно объективность, независимость от пристрастного мнения учителя.

Дайте адекватные учебники

- Чего вы никогда не простите ученикам? А их родителям?

- Не могу придумать, чего бы я не могла простить ученикам или их родителям. Вопрос, пожалуй, поставлен слишком категорично. Например, уже упомянутый Победоносцев советовал, обращаясь к учителю: «Не раздражайся по мелочам и не придавай им значения. Шалун нарисовал на столе твою фигуру, да ещё подписал. Что тебе делать? Спокойно сотри её или вели стереть соседу. Беда, если рассердишься, да ещё станешь расследовать. Тогда пример станет заразителен». Уверена, что совершенно правильное наставление. Правда, XIX век наверняка не представлял себе таких «шалостей», как, например, нецензурная брань в адрес учителя. Такие вещи тоже приходится прощать или не замечать, это кому как нравится. Учитель в этом отношении абсолютно бесправен.

Что касается родителей, то Закон об образовании теперь даёт им большие права и накладывает ответственность за решения об обучении собственного ребёнка. Но получаются какие -то абсурдные вещи. Например, родители посреди учебного года могут уехать с сыном или дочерью в отпуск недели на три. Когда и как навёрстывать то, что пропущено учеником, нигде не прописано. Но при этом за результат обучения отвечает только учитель, которого никто не спросил, можно ли уехать, что учить во время отсутствия ребёнка на занятиях, как отчитываться за пропуски.

К сожалению, подобные ситуации становятся обыденным явлением. Я понимаю, что время диктует новые правила жизни, но тогда надо обозначить, кто за что отвечает, определить рамки обоюдной ответственности.

- Наверное, и у родителей немало претензий к школе?

- И многие из них, безусловно, справедливы. Не всегда учитель бывает добросовестен, это очевидно. Чтобы отношения складывались по-другому, нужно, обращаясь к новым технологиям, проникновение которых в учебный процесс неизбежно, вернуть то хорошее, что было в прежней школе. Определиться как-то с учебниками, многообразие и несовершенство, а также частая сменяемость которых всё время держит школу в напряжении. Апробируйте наконец-то составленные учёными мужами адекватные учебники, освобождённые от ошибок, снабжённые грамотным дидактическим материалом; напишите учебные программы, а не требуйте их составления вместе с пояснительными записками и другими методическими частями этого важного документа от каждого учителя. Это же нелепо!

Цитируемая выше Людмила Ясюкова считает, что проблемы сегодняшней школы, отлучение школьников от знаний заключается в принципах обучения, в программах, по которым мы обучаем нынешних школьников, а вовсе не в засилье гаджетами, не в использовании смартфонов, не в обращении к интернету. Нельзя не согласиться.

Мне думается, что учитель стоит на первой линии обороны государства в вопросе национальной безопасности, у него очень серьёзная миссия. И государственным мужам нужно исходить из этого, когда они думают о настоящей и будущей жизни своего народа и государства.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество