aif.ru counter
497

Охотники за караванами. Врач Михаил Емельянов - о «своей» афганской войне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Аргументы и Факты - Ярославль 19/02/2014
Михаил Емельянов отслужил в Афганистане более двух лет.
Михаил Емельянов отслужил в Афганистане более двух лет. © / Из личного архива М. Емельянова / Из личного архива

Долгая и кровопролитная война в Афганистане теперь почти забыта, правду о ней до сих пор замалчивают, а подрастающее поколение вообще ничего не знает. Врач Михаил Емельянов, человек мирной профессии, прошедший Афган, даёт свою оценку событиям тех лет.

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Михаил Вячеславович, почему большинство забыло о героях Афганистана, о той войне?

Михаил Емельянов: Она ведь не была Великой и Отечественной. Это локальный военный конфликт. Мы не за Родину воевали, не защищали свой дом и семью. А что такое интернациональный долг? Это понятие, созданное в коммунистическое время, удобное для ведения каких-то политических игр, внешней политики великой державы – Советского Союза.

Потери в той войне были, конечно, несовместимы с её масштабом. Было бы желание, и мощи Вооружённых сил тогдашнего СССР хватило бы, чтобы закончить кампанию довольно быстро. Несмотря на то, что Афганистан - всю жизнь воюющее государство и афганцы – опытные воины. Значит, кому-то это затягивание военного конфликта было нужно. И при коммунистах воров хватало, схемы были такие же, как сейчас. Только тогда это не называли коррупцией. 

Из личного архива М. Емельянова

- Как вы попали в район боевых действий?

- От меня так избавились. Мы с женой тогда приехали в Калининградскую область, нашему ребёнку было год и четыре месяца. Жилья никакого не было, но никто не переживал, все через это проходили. Дали нам в гарнизоне комнату, в ней стол, две солдатские кровати - и всё. Жена сразу стала устраиваться на работу, она детский врач, а педиатры в больнице городка, что находился в полутора километрах от гарнизона, очень требовались. Главврач ей сразу предложил квартиру в старинном немецком доме. Но меня из части не отпустили. Жена поехала в Калининград к члену военного совета пожаловаться. Получился некоторый конфликт. Из-за этого меня и «сослали» в Афганистан.

- Сколько прослужили?

- 2 года 16 дней 11 часов 24 минуты. (Улыбается). А там, как в песне поется, «год - за три, а значит - шесть». Попал в спецназ Главного разведуправления Генерального штаба. Первоначально приходилось наравне с санинструкторами воевать в составе боевых групп. Наш отряд стоял на границе с Ираном, и главная задача, которую мы выполняли, была борьба с караванами, приходившими с территории Ирана. Обычно группа из 25 человек пешком, или на броне, или на вертолете находилась в засаде и ждала, когда появятся «наши друзья». Особенно тяжело было в пешей группе: жара - 40 градусов в тени, а нести на себе сухпаёк, боекомплект, сумку с медикаментами да фляжку 1,5-литровую воды на день, а идём на неделю. Хочешь пить чаще – неси, никто тебе не запрещает, но это уже физически невозможно. По всем требованиям – человек может поднять не более двух третей своего веса, а ещё ведь надо идти по жаре не один десяток километров. А получалось, что в солдате весу – килограммов 60, а несёт он под сотню.

С 10 вечера и до 6 утра был комендантский час, и всё, что движется, должно было уничтожаться - «духи» это или гражданское население. Наш комбат, провожая каждую группу, напутствовал: «Родина нам простит, если мирные попадутся».

Из личного архива М. Емельянова

- За что вы получили два ордена Красной Звезды?

- За работу. (Улыбается). Ничего особенного мы не делали, просто выполняли то, что нам предписано. Страшно – да, было. Но только до или после боя. Когда есть раненые, которые ждут помощи, на тебя смотрят с надеждой, ты должен заражать их своим спокойствием и уверенностью, что всё будет хорошо, всё обойдётся. Вот это самое главное. И на поле боя капельницы ставили, и операцию по ампутации ноги пришлось в бронетранспортере делать при свете аккумуляторной лампочки, иначе человек бы погиб, и из-под пуль и снарядов раненых вытаскивать. Не страшно только дуракам.

- Как к вам относились местные жители?

- В начале войны они с нами дружили, но потом всё поменялось, небезопасно стало общаться. Однажды у нас солдат пошёл в дукан за водкой, а ему отрезали голову и выбросили в канаву. Погиб из-за собственного разгильдяйства, нарушил дисциплину. Поэтому мы ходили в дуканы за продуктами, шмотками, магнитофонами и т.д. организованно, с охраной и оружием.

Я тогда первый раз в жизни увидел пиво в банках, лимонад голландский апельсиновый. И само отношение было в диковинку: если что-то не устраивает – «накажи, командир, завтра привезём». Это сейчас мы понимаем, что это менеджмент и маркетинг, а тогда удивлялись, что продавцы так заинтересованы в покупателях.

Но потеря бдительности, безалаберность, алкоголь и наркотики – такие вещи, к сожалению, тоже у нас были. У местного населения всё можно было купить – к примеру, жевательный табак с наркотиками, травку курительную. В нашей стране такого не встретишь, а там – пожалуйста, меняли на продукты, боеприпасы.

Фото: Из личного архива / Из личного архива М. Емельянова

- Советская армия оказывала какую-то помощь местному населению?

- Медицинскую.  Группа спецназа на бронетранспортерах и я с санинструктором приезжали в ближайший от КПП кишлак. На центральной площади выстраивалась толпа нуждающихся в медпомощи. Только мужчины. Женщине, даже если давление надо померить, шесть родственников должны присутствовать – таковы национальные особенности. Правда, на другой день все выданные нами медикаменты, вся перевязка оказывались в соседнем духане.

Поразил меня один случай. Как-то старейшины принесли к нам в часть своего раненого. Мужчина с осколочным проникающим ранением головы, в коме, голова чем-то обмазана. Оказалось, национальным лекарством от всех болезней - мумиё плюс мелко порубленная солома и навоз. Уж сколько мы фурацилину вылили, чтобы отмыть всё! Чем могли, помогли: антибиотики и т. д. Недели через две спрашиваем старейшин, жив ли тот товарищ. «Да вон он на быках пашет!» - махнули они рукой в поле.

- Как государство отблагодарило за службу ветеранов Афганистана?

- У нас, конечно, кое-какие льготы есть, но они мизерные, смешные. Сравните: сержант американской армии, участник операции «Буря в пустыне», который месяц там провоевал, вернулся живой-здоровый и всю свою последующую жизнь не думает, где он будет жить и чем кормить семью. У него твердый контракт и государственные гарантии. А я инвалид войны, но вынужден работать, чтобы содержать семью.

Из личного архива М. Емельянова

- Не сожалеете, что пришлось воевать?

- Обратно всё равно не повернёшь, что Богом дано – так и получилось. К вопросу о том, зачем воевали. В одном из фильмов об Афганистане запомнились последние слова главного героя: «Мы здесь воевали и умирали за то, чтобы жили другие». Так, наверное, оно и есть. Вся моя жизнь разделилась на «до» и «после. Я доволен тем, как прошла первая часть: я спас многих людей, матери благодарны мне за своих сыновей. Сейчас вторая половина жизни – уже другой статус. Родился внук, ощущаю себя счастливым дедушкой, и все помыслы направлены на то, чтобы у него всё было хорошо.

Досье

Михаил Емельянов родился в Ярославле 29 января 1961 года. Закончил лечебный факультет Ярославского медицинского института и военно-медицинский факультет при Горьковском медицинском институте.  Ветеран боевых действий в Афганистане и Чечне. В 2003 году уволился из рядов Вооружённых сил по состоянию здоровья. Награждён двумя орденами Красной Звезды (оба - в 1988 г.), медалью «За боевые заслуги» (1987 г.), медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» (с мечами) 2 ст. (1996 г.).

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах