767

Прорыв или упущенный шанс. Как Ярославль встретил революцию 1917 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Аргументы и факты - Ярославль 25/10/2017
Власть в руки большевиков в Ярославле перешла мирным путём.
Власть в руки большевиков в Ярославле перешла мирным путём. Public Domain

В ночь с 25 на 26 октября по старому стилю Временное правительство Александра Керенского было низложено. Съезд Советов утвердил новый орган власти - Совет народных комиссаров - во главе с Владимиром Лениным. Тогда никто не называл это событие Великой Октябрьской социалистической революцией, говорили буднично, без пафоса - «переворот». Но замах новой власти на кардинальные перемены российского бытия был весом уже изначально. И двадцатый век стал эпохой СССР: никогда ранее не была столь огромна роль нашей страны в мире.

О том, как воспринял революцию 100 лет назад Ярославль, мы беседуем с доктором исторических наук, профессором ЯрГУ им. П.Г. Демидова Викторией Марасановой.

Протесты людей нарастали 

Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Виктория Михайловна, в какой степени в Ярославской губернии ощущался дух приближающихся политических перемен?

Виктория Марасанова: Прежде всего, нужно отметить важную особенность исследования тех событий: на мой взгляд, говоря об октябрьском перевороте, нужно брать период с октября 1917 по январь 2018 года, то есть до разгона Учредительного собрания большевиками. До этого момента взявшие власть большевики в коалиции с левыми эсерами воспринимались как ещё одно временное правительство, уже третье - после кабинетов, возглавляемых князем Львовым и Александром Керенским. Конечно же, драматическим фоном предреволюционных волнений была война. Нарастала протестная  активность жителей Ярославской губернии, как и многих других территорий Российской империи. Отмечалось огромное количество выступлений рабочих, и это было значимо, несмотря на преобладание крестьянского населения. В губернии были мобилизованы на фронт половина мужского населения призывного возраста, около 60-70 тыс. человек, многие из которых погибли. И это порождало недовольство. Так что всплески социальной активности плохо объясняются законами общественного развития, но законами резонанса - в достаточной степени. Картину усугублял паралич доставки важнейших товаров. В сентябре наша губерния получила лишь 56 тыс. пудов хлеба из необходимых 300 тыс. Поэтому неудивительно, что революционная риторика левых партий находила отклик у людей.

- Много ли было в Ярославле членов партии большевиков - той самой, которая «должна взять государственную власть», как писал в 1917 году её вождь Владимир Ленин?

- В начале 1917 года - 80 человек, причём, вместе с меньшевиками, к осени их число возросло до 700. Это капля в море по сравнению с населением губернии в 1,2 миллиона человек. А большевиков в городском совете Ярославля в марте было всего 4, а в июле 16 - из общего состава в 148 депутатов. Но провинция была весьма пассивна, и решающее влияние на положение дел оказывал ход событий в столице. Так, провал так называемого «корниловского мятежа» привёл к росту авторитета большевиков по всей России. Незадолго до октября Ленин и Троцкий были малоизвестны ярославцам, если говорить об обывателях. Владимира Ильича часто путали с его однофамильцем, актёром Малого театра Михаилом Лениным.

Ярославский Керенский

- А кто был самой главной силой? Такой «наивный» вопрос нужно задать, чтобы представить баланс «сдержек и противовесов» того периода истории.

- Прежде всего, военные, представлявшую уставшую воевать семимиллионную армию. Выдвижение на первые роли в Ярославле Николая Доброхотова - показатель того, какой популярностью стала пользоваться армия. Это был харизматический лидер в шинели, первый председатель Ярославского совета рабочих и солдатских депутатов. Его можно назвать ярославским Керенским или даже Троцким. Он стал одним из восьми ярославских делегатов II съезда Советов, провозгласившего в столице республики новую власть.

- Какими были действия властей в Ярославле после получения известий о смене власти?

- Уже утром 26 октября 1917 в Ярославле было получено по телеграфу сообщение о захвате власти в Петрограде большевиками. В «Доме народа», бывшем «Доме губернатора», (ныне художественном музее) 27 октября прошло заседание Ярославского совета. За резолюцию большевиков о немедленной передаче власти Советам проголосовали 88 депутатов, 46 - против, 9 воздержались. Исполком Совета рабочих и солдатских депутатов сосредоточил власть в губернии. Переход власти к большевикам прошёл мирно: почти во всех районах представители правительства Керенского уступили рычаги управления новым назначенцам. Этот период длился с ноября 1917 по март 1918 года.

- Решения местных властей, стало быть, были подчинены импульсам из Петрограда?

- Да, в отличие от восстания в июле 1918 года, которое в значительной степени было самостоятельным проявлением политической позиции немалой части тогдашнего ярославского общества. Но выборы в Учредительное собрание, прошедшие уже через месяц, показали, что программу левых партий разделяет огромное большинство населения губернии. В Ярославле 43% голосов получила партия эсеров, 39%, то есть значительно больше, чем в среднем по России, - большевики. Партийный список большевиков возглавили («стали паровозами», по современной выборной терминологии) будущий председатель Совнаркома СССР Алексей Рыков, занявший этот пост после смерти Ленина в 1924 году, и Александра Коллонтай, о которой, в отличие от расстрелянного в 1938 году Рыкова, в советских книгах по истории всегда писалось много и в превосходных степенях. Любопытно, что ярославские кадеты в свой партийный список включили «узника Шлиссельбурга», почти четверть века отсидевшего в этой царской тюрьме, Николая Морозова, будущего основателя Института биологии внутренних вод в Борке.

Земля и воля

- Как отнеслись жители губернии к радикальным мерам новых властей, таким как национализация?

- Уже в первые месяцы нахождения у власти ярославские большевики, следуя общегосударственной линии, создавали городские и уездные исполкомы советов, проводили национализацию промышленных предприятий и банков, устанавливали рабочий контроль над работой предприятий. Очень важен был в аграрной стране декрет о национализации дворянских земель. Однако замечу, что их площади и так неуклонно сокращались уже с конца девятнадцатого века. Императорская власть вовсе не исходила из незыблемости дворянского землевладения: если собственник не смог «врасти в рынок», то вынужден был закладывать или продавать свои владения. Кардинальные меры новой власти ускорили процесс, но затем, как я считаю, большевики пошли по пути архаизации общественной и политической жизни России. Да и земля после коллективизации перешла во владение колхозов.

В сентябре наша губерния получила лишь 56 тыс. пудов хлеба из необходимых 300 тыс. Поэтому неудивительно, что революционная риторика левых партий находила отклик у людей.

- Но известно, что крупные сельскохозяйственные предприятия, тем более поддерживаемые властями, всегда более эффективны. А как крестьянство отнеслось к новшествам?

- Крестьянские восстания против советской власти вспыхивали по всей губернии уже начиная с 1918 года, их основными причинами были обязательный призыв в Красную армию, а также аграрная политика большевиков, получившая название продовольственной диктатуры. В июне 1918 года начинают создаваться продотряды, а в сельской местности - комитеты бедноты для обеспечения хлебом голодающих городов. Естественно, что крестьяне воспринимали действия продотрядов как грабительские, и по мере того, как их деятельность усиливалась, их недовольство нарастало. Крестьянские волнения прекратились только с завершением Гражданской войны. Затем восстановление сельского хозяйства шло быстрыми темпами, и к 1925 году его показатели превысили уровень довоенного 1913 года.

- Мы все только ещё приближаемся к более или менее глубокому пониманию потрясений того легендарного года. Но всё же, как можно резюмировать наш разговор о революции?

- В нынешнем году мне много пришлось говорить о 1917 годе, и это интервью - в значительной мере итоговое. И хочу подчеркнуть, что фактология тех событий восстановлена подробно, во множестве деталей. Так что на нынешнем этапе изучения истории революции главное - это оценки. По моему убеждению, их можно разделить на три группы. Первая: октябрь 1917 года - трагедия. Вторая - это был переход в новое качество. И третья - упущенные возможности. Эволюционный путь развития через постепенные реформы был пресечён в том самом 1917 году, который и спустя столетие приковывает наше внимание.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах