28

Волжский мечтатель

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 16/08/2006

14 августа 2006 года исполнилось 70 лет со дня рождения и 45 лет научной, педагогической и общественной деятельности доктора биологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Владимира Ивановича Лукьяненко - известного русского ученого в области экологии и охраны биологических ресурсов водоемов, крупного специалиста по осетровым рыбам, экологической биохимии и токсикологии рыб, исследования которого широко известны не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Более 40 лет он живет и работает на берегах Волги, самоотверженно выступает за предотвращение загрязнения великой русской реки и рациональное использование биологических ресурсов внутренних водоемов России.

- Владимир Иванович, почему вы выбрали именно Волгу?

- Потому что "Волга для России больше, чем река". На мой взгляд, эта поэтическая строка точно и емко отражает любовь россиян. Волга - явление высшего порядка, символ и гордость страны. Она издавна была главной улицей России. Сегодня на территории Волжского бассейна, составляющего всего лишь 8% всей площади России, живет почти 40% ее населения, произво-дится 45% промышленной и около 50% сельскохозяйственной продукции России.

- Да, что касается поэзии, Волга тут и матушка, и кормилица. А в реальности?

- Река очень загрязнена. Ежегодно в атмосферу городов Поволжья только от промышленных источников поступает около 7 млн. тонн вредных веществ - треть общего объема выбросов в воздушный бассейн Российской Федерации. Значительная часть этих веществ оказывается в конечном счете в водоемах Волжского бассейна. Одновременно с этим непосредственно в Вол-гу сбрасывается порядка 21 - 23 млрд. кубометров сточных вод. В результате более половины объема годового стока Волги не отвечает санитарно-гигиеническим нормативам. А ведь Волга и ее притоки - основной источник питьевой воды. Потеря этого "всероссийского колодца" станет национальной трагедией.

- Но река - это ведь не только питьевая вода или зона отдыха. Это для людей она колодец, а для некоторых других землян - дом родной...

- Наиболее глубокие и во многом драматичные экологические последствия вызвало создание каскада водохранилищ. На Верхней Волге их пять - Верхневолжское, Иваньковское, Угличское, Рыбинское и Горьковское. Из 1248 км Верхней Волги в свободном течении осталось лишь 350 километров. Площадь зеркала Верхней Волги возросла более чем в 22 раза, а объем воды - в 45 раз. Создание водохранилищ позволило увеличить гарантированные ресурсы пресных вод, однако привело к резкой перестройке гидрологического цикла в речной системе и резко изменило нормальный режим функционирования водных экосистем. Наиболее глубокие экологические последствия вызваны резким замедлением скоростей течения в водохранилищах в сравнении с естественным речным течением. В естественном состоянии полный водообмен на участке реки от истока до створа Горьковского гидроузла происходил примерно за 6 дней. Теперь при заполнении четырех водохранилищ водообмен происходит за 280 дней, то есть он замедлился в 46 раз!

- Представляю, что было бы с человеком, если бы он проветривал свою квартиру раз в 46 дней...

- Добавьте к этому резкие колебания уровня воды. Годовая амплитуда в Иваньковском и Угличском водохранилищах достигает шести метров. При этом сработка (то есть сброс) воды начинается с момента ледостава и продолжается до конца зимы, в самый трудный для населения реки период, когда под водой и без того несладко живется. Дополнительное негативное воздействие оказывают тепловое загрязнение (в зонах влияния Конаковской и Костромской ГРЭС), судоходство, дноуглубление и добыча песчано-гравийных смесей. Последние два фак-тора губят донное население водоемов. Восстановление фауны длится более года, однако вновь сформировавшиеся биоценозы отличаются от исходных по видовому составу и беднее их по обилию организмов.

Создание каскада водохранилищ превратило Волгу в природно-техногенную систему. Они, как известно, несут в себе "первородный грех": они принципиально неустойчивы. Любой природный водоем - это не просто чаша с водой, а среда обитания водных биоценозов, формировавшихся многие тысячелетия. Водохранилища же являются химерными, то есть гибридными водоемами техногенного происхождения со всеми вытекающими отсюда последствиями, прежде всего с ненормальным гидрологическим режимом.

- И все-таки, наверное, на Верхней Волге дела не так плохи по сравнению с нижней частью, куда стекается вся мыслимая грязь со всех предприятий, стоящих на реке.

- Нам тоже хватает. Суммарный сброс сточных вод в Верхнюю Волгу и ее притоки с территории пяти областей (Тверской, Ярославской, Костромской, Ивановской и Вологодской) превышает 4 млн. кубометров в год. Очистные сооружения предприятий, как правило, перегружены, работают малоэффективно. В результате речные воды ниже сбросов классифицируются как грязные и очень грязные. Более того, на многих предприятиях и даже в некоторых городах вообще нет очистных.

- Извините, Владимир Иванович, что значит - в городах нет очистных? А продукты жизнедеятельности, они что, прямо так в реку валят, непереработанными?

- Так и валят. А что вы удивляетесь, даже в Ярославле до семидесятых годов не было настоящих очистных, стояли только ловушки для мусора.

- Раз уж мы сказали, кто виноват, давайте ответим и на вечный русский вопрос: что делать?

- Конечно, в идеале для снятия негативного воздействия водохранилищ следовало бы просто разгородить Волгу, то есть убрать плотины. Возможно, в отдаленном будущем так оно и будет. Но сегодня драматичность положения состоит в том, что полный спуск водохранилищ, так же как в свое время их заполнение, связано с огромными экономическими затратами.

- Трудно представить, что РАО "ЕЭС" с вами согласится, даже если Волге будет грозить полная гибель как живой системе. Одно дело - уронить слезу, когда Зыкина поет "свои ладони в Волгу опусти", другое - сломать плотины. Есть ли компромисс?

- Есть. Я еще 10 лет назад предложил концепцию, которая поставила бы отношения человека с рекой с головы на ноги. Сейчас приоритет за энергетикой, Волга - последняя в списке. А должно быть наоборот. Потому что река - самоочищающийся организм, значительную долю стоков она способна обезвредить сама, надо только дать возможность речному населению развиваться в естественных условиях. Вернее, приближенных к естественным. Плотины ломать необязательно, нужно только дать паводку хотя бы вначале пройти нормально, чтобы он "проветрил" речную воду. И только после этого можно запасать ее в водохранилищах. Да, в этом случае они заполнятся не на сто, а на 80 процентов. Уверяю вас, энергетика этого не заметит. Зато река сможет дышать. Мы получим более чистую питьевую воду, зоны отдыха. Второй момент - более чистая вода пойдет на полив, а это очень важно областям, расположенным южнее нас.

- Но восстановление биоценоза не решит всех проблем, микробы ведь не переработают бензин и прочую химию.

- И поэтому второе предложение - перевести промышленные предприятия на замкнутый цикл водоснабжения: сами очистили, сами употребили, чтобы ни капли не возвращалось в реку. Ведь что сейчас? Многие выстроили безумно дорогие очистные сооружения, но идеальной воды они все равно не дают. К тому же само наличие очистных ничего не гарантирует. Например, в июле одно крупное предприятие Ярославля вывалило в Которосль олифу, а по документам там все замечательно, по евростандартам построено.

- Предположим, этого вы добились. Но есть еще ливневая канализация, которая собирает всю уличную грязь...

- Это тоже больной вопрос. Ливневка городская фактически не очищается.

- К тому же практически разрушена.

- Да. Ее нужно отстраивать, делать очистные для ливневых вод.

- Во что это обойдется?

- В сотни миллионов.

- То есть сейчас мы просто мечтаем?

- К сожалению, да. Конечно, мы, экологи, теребим местное правительство...

- А федеральное?

- Это бесполезно. Однажды нужно было срочно решать некую проблему с кислогудронными прудами на Менделеевском заводе. Выбили с трудом из федерального бюджета два миллиона - вы представляете, что такое два миллиона на менделеевские пруды? Копейки!

- Сколько Волга выдержит при современном уровне эксплуатации?

- Трудно сказать однозначно. Лет десять. Но я противник таких прогнозов, потому что река - живой организм. Она сопротивляется как может. Грязно около городов, предприятий, а через двадцать километров река уже намного чище.

- Владимир Иванович, скажите честно, вы купаетесь в Волге?

- Нет. Я не умею плавать.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах