649

Запрос на честность. Политолог – о ситуации в Ярославском регионе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Аргументы и Факты - Ярославль 25/05/2016
Ярославская область традиционно считается «политически неустойчивой».
Ярославская область традиционно считается «политически неустойчивой». АиФ

Фонд «Петербургская политика» опубликовал рейтинг устойчивости российских регионов за апрель этого года. Ярославская область получила низкую оценку политически неустойчивого региона, и это уже далеко не в первый раз. Какие негативные процессы влияют на ситуацию в нашей области, мы попросили рассказать политолога Сергея Киселёва.

Почему нестабильны?

Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Сергей Игоревич, в недавно увидевшем свет послании губернатора думе Ярославская область отнесена к числу «крепких середнячков». Можно ли сказать, что мы, наконец, достигли политической стабильности?

Досье
Сергей Киселёв родился 22 мая 1975 года в Ярославле. Окончил ЯрГУ им. Демидова, политолог. Работал в ряде структур, занимающихся политическим консалтингом, сотрудничал с НП «Экономический совет Ярославской области», областной Торгово-промышленной палатой, РСПП. Преподает, организует семинары и тренинги в ряде российских и зарубежных вузов, работает политтехнологом в кампаниях по выборам различного уровня.
Сергей Киселёв:  Ярославская область числится в «политически неустойчивых» уже минимум лет 100. Вспомним белогвардейский мятеж 1918 года, который произошёл, когда по всей стране уже было «триумфальное шествие» советской власти. Тогда большевики решили вопрос вполне технологически, разбавив потенциальные критические массы классово близким пролетариатом. Открыли заводы, построили вокруг них районы - так наша область стала промышленной. Надзирателями ставили известных сторонников жёсткой линии - например, Егора Лигачева.

Это работало почти 70 лет, пока в годы перестройки не встали заводы. Ярославль опять забурлил - став родиной первого российского «Народного фронта», либерального «Яблока», демократического движения. Дальше была приватизация, наши промышленные предприятия были включены в федеральные конгломераты – «Сибур», «Славнефть», «Русал» - под гарантии сохранения численности работающих. Решение, принятое под давлением момента. Москва требовала стабильности, и она была достигнута - точнее, кризис был отложен, и сейчас мы пожинаем плоды того, что тогда не оставили основных налогоплательщиков за собой, не реструктурировали региональную экономику.

Со временем и этот «контракт» истёк - с 2000 года число работающих на ярославских предприятиях сократилось в 10 раз, а основные налогоплательщики платят налоги по месту регистрации - в Москве и Питере, а не у нас в области. В итоге в 2011 году очередной кризис «предсказуемости» - «Единая Россия» в области набирает один из самых низких процентов по стране, а Ярославль голосует за Урлашова. Репрессии, последовавшие за этим, - ради достижения очередной видимости стабильности.

- В рейтинге фонда «Петербургская политика» Ярославская область опять попала в число регионов с пониженной политической устойчивостью. Что, по вашему мнению, влияет на такие негативные показатели?

- Сейчас у нас в области мы только начинаем пожинать плоды очередного «компромисса ради устойчивости» - это и отражают рейтинги «Петербургской политики», ФОРГО, «Медиалогии» и всех остальных. Базовая системная причина - истёк негласный общественный договор между нашей властью и обществом – «стабильная работа в обмен на политическую стабильность». Рабочие места сокращаются, средняя зарплата - 25 тыс. руб. по Ярославлю, на грани выживания, так ещё и каждый второй ярославец с кредитами или ипотекой. Дорог нет, дома разрушаются, программа капремонта похожа на очередной распил, районы близки к коммунальной катастрофе - какая уж тут политическая устойчивость!

Более того, нарушен и другой основной «контракт» - между региональными и федеральными властями. Если раньше он был взаимовыгодный – «поддержка президента взамен на деньги в экономику региона», то теперь он стал пенетенциарным – «поддерживайте, или будет хуже». А в такой схеме нет места ярославским интересам, потому что качественная региональная политика - это всегда разговор с Центром на максимально равных условиях. У нас же получилась ситуация, когда старые элиты, обеспечивающие устойчивость, разгромлены, а новые ещё лишь «элитки».

Где идут бои?

- Правительство РФ назвало двадцатку лучших регионов по эффективности деятельности органов исполнительной власти в 2015 году. Если в 2014 году Ярославская область входила в топ-20, то по итогам прошлого года - нет. Как вы считаете, почему?

- Рейтинги правительства РФ я бы рассматривал не как реальность, а как систему сигналов главам регионов. Здесь сигнал простой - займитесь устойчивостью! Это «священная корова» внутренней политики, так как в Администрации президента считается, что в России люди подвержены эффекту «спирали молчания». Это такой психологический феномен, обуславливающий массовые протесты, – у нас человек не любит быть первым, выделяться из общественно одобренного мэйнстрима. Но чем больше людей вовлечено в какое-то коллективное действие (например, протест), тем вероятнее, что и другие люди будут к нему присоединяться, как бы разделяя с ними потенциальную ответственность. Вспомним, например, «эффект очереди» в советские времена.

Поэтому ситуация, в которой губернатор публично входит в клинч с пусть даже и.о. мэра областного центра, не может обеспечить назначения федеральных чиновников-омбудсменов, прозрачности выборных процедур, - для Москвы это опасность, угроза «стабильности» в том виде, как её видит федеральный центр. По сути, это на текущем моменте единственный критерий оценки эффективности региональных властей.

- Отчего мы не можем принять ни одного самостоятельного политического решения? Например, у нас никак не могут выбрать детского омбудсмена?

- Политические элиты - это сообщества, которые мыслят во времени шире, чем срок их полномочий. А наша «элитка» - политическим моментом. Общество - это организм, состоящий из разных видов тканей - социальной, творческой, политической, правовой, экономической. У нас же всё - политика. Сначала был бой насмерть за должность президента Торгово-промышленной палаты. Кому-то показалось, что это рычаг, во-первых, на власть, так как даёт возможность выступать от лица предпринимательского сообщества. Во-вторых, на предпринимателей, так как даёт возможность говорить от лица власти.

Сейчас идёт бой за пост уполномоченного по правам детей - с самыми невероятными кандидатурами, подобранными по мотивам личной преданности тому или иному «локомотиву». Который, в свою очередь, тянет кандидатов в надежде, что тот «поможет» в выборный период. В обществе, где самая активно голосующая прослойка – «женщины 50+ с одним или более детей» (и это тоже рейтинги), к сожалению, политики даже к вопросу детства подходят утилитарно. А ведь это совсем другая «ткань» - не политическая, а социальная, гарантирующая ту самую общественную устойчивость. 

Как играют в выборы?

- Как бы вы оценили ситуацию с праймериз «Единой России» в регионе?

- Сама идея праймериз - очень здравая. Это общемировая практика - растягивать политический цикл, чтобы обеспечить постепенность политического процесса. Потому что можно раз в 4-5 лет давать «выпускать пар», и тогда это будет горячо и громко, а можно постепенно, на протяжении всего времени. Тогда политика не застаивается, а конкурентные процессы обеспечивают постоянное соревнование идей. Цель предварительного голосования - общественная экспертиза идей и анализ общественных запросов. То есть опять же это анализ «социальной ткани» общества. У нас праймериз превратились во внутриэлитную разборку пока что, да ещё и изобилующую типично выборными маркерами - приводом на голосование, задействованием административного ресурса и скупкой голосов. Тест на прозрачность праймериз в Рыбинске мы не прошли, да и общеобластные делались по тем же лекалам.

- Почему же один за другим выбывали кандидаты?

- Если сильно упростить, то существует некий магистральный политический проект, в котором одна из целей - обеспечение победы 2-3 политическим персонам. Остальное - процедуры, кандидаты, выборщики - лишь приводные ремни для этого. В корне проблемы, думаю, полное отсутствие ответственности наших политиков перед обществом. В развитых демократиях пойти поиграть в выборы и сняться на первом этапе - крест на политической карьере, потому что это «договорняк», признак слабости и того, что политик может также легко «кинуть» и в будущем. Наши же «снявшиеся» понимают, что выигрывает не тот, кто может, а тот, кому помогают, - административный ресурс, обеспечивающий привод на участки, счётные комиссии и лояльность политсовета «Единой России». И они тоже помнят опыт рыбинских праймериз и что стало с «раскольником» Владимиром Денисовым, который не пошёл на компромисс.

- Есть ли повод для оптимизма у области?

- Ярославль, конечно, стоял 1000 лет и, наверное, ещё простоит столько же. Но наш век короче. Ярославль, Ростов, Углич, Переславль - я искренне считаю их потенциально одними из лучших мест для жизни. Но сейчас область невероятно запущена. Нам надо разобраться, что является нашим базисом, тем, что делает из нас общность - и что помогает оплачивать счета. Промышленность или туризм, транзит грузов или вузы, культура или медицина - всё это возможные пути. И дело власти - начать определять приоритеты развития, мыслить интересами области. Работать с обществом, с социальными группами, экспертами - не для галочки, не для обеспечения видимости, а для того, чтобы общество видело ответственность власти, её работу на перспективу, ради будущих поколений. Пусть это звучит идеалистично, но следующий общественный запрос будет именно таким – на честность, открытость и доверие. Сумеет ли власть на этих основаниях выстроить новый общественный договор – главный вопрос.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах