aif.ru counter
15053

Тайна ярославских сицкарей может остаться неразгаданной

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. Аргументы и факты - Ярославль 25/06/2014
Потомки сицкарей живут в отдалённых деревнях Ярославской области.
Потомки сицкарей живут в отдалённых деревнях Ярославской области. © / Из личного архива Евгения Балагурова / Из личного архива

Когда гибнет редкое животное или растение из Красной книги, это считается трагедией для всего человечества. У нас в Ярославском крае гибнет одна из интереснейших этнографических групп русского народа, обладающая яркой и самобытной культурой, - сицкари, а мы молча приобщаемся к их исчезновению. Один из немногих, кто отстаивает право сицкарей хотя бы на память, - рыбинский краевед Евгений Балагуров.

Уникальное явление

Река Сить, что протекает на севере Ярославской области, хранит немало тайн. Одна из них - загадочные сицкари, проживавшие на её берегах с древних времён. До сих пор остаётся совершенно неизвестным их происхождение, эти люди резко отличались от коренных ярославских мужиков и говором, и характером, и обрядами, и промыслами.

«Сицкари - это уникальная этническая группа, - с увлечением рассказывает Евгений Балагуров. - Проживали они в Сить-Покровской волости и отчасти Станиловской (в основном современный Брейтовский район). Считаю, что их наследие - это такое же яркое культурное явление российского масштаба, как, допустим, творчество Фёдора Волкова, Леонида Собинова, Николая Некрасова...»

Интересно, что первым исследователем этой этнографической группы в середине XIX века стал семинарист А. Преображенский.

«Тогда был объявлен конкурс - каждый должен был описать свой приход. И Преображенский написал, да так здорово, что ни одна экспедиция сейчас не сделает столько, сколько он, - восхищается Евгений Балагуров. - На фоне даже работящего ярославского мужика сицкари  отличались каким-то особым усердием, презирали тунеядство, для них нищий - исключительное явление, только если человек ослеп или покалечился и не мог работать. А какой у них замечательный фольклор - песни, пословицы, загадки!»

Культуру сицкарей хранят по большей части пожилые люди. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

«Надо поспешать»

К сожалению, сегодня сицкари практически прекращают своё существование. Вымерли деревни Малиновна, Нивицы, Михалево… В некоторых деревнях совсем не осталось местных жителей.

«Народ потеряли в центре России и даже в памяти им отказываем достойной!» - сокрушается Евгений Петрович.

Краевед обращался к властям различных уровней с просьбой помочь сохранить наследие сицкарей, но почти везде получил отказ.

«Наш проект вроде готовы включить в федеральную программу «Культура России», но там необходимое условие - софинансирование, а у области денег нет. По сути, круг замкнулся, мы одни остались с сицкарями наедине, - невесело улыбается Евгений Петрович. - Приходится этим заниматься нам, кучке энтузиастов. Ребятишки - школьники и студенты сейчас на свои деньги готовят экспедицию: поедем, не побоюсь этих высокопарных слов, для России сохранять наследие сицкарей».

"Деревянными кружевами" украшали сицкари окна своих домов. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

Кстати, экспедиции по ситским деревням Евгений Балагуров с ребятами проводит уже который год. На этот раз к ним присоединились четыре студента из Ярославля, а также попросилась 8-классница из Англии. Её семья живёт там, а родственники - на Ярославщине. Родители решили, что дочери необходимо окунуться в атмосферу русской культуры, чтобы девочка не отрывалась от своих корней.

Не на потеху, а для науки

Историческая родина сицкарей - 50 сёл и деревень, и экспедиции необходимо их объехать и сфотографировать всё ценное - от построек до домашней утвари, средств передвижения и т. д. Фрагменты заброшенных домов Евгений Балагуров со своими воспитанниками хочет свезти в создаваемый ими социокультурный комплекс в деревне Игнатово, которая фактически сама - музей под открытым небом. В подаренном краеведам доме будет создан научно-методический центр. Кстати, в Игнатово живут их единомышленники и помощники - семья Карповых из Петербурга.

По осени Евгений Балагуров мечтает организовать передвижную выставку, рассказывающую о проведённых исследованиях, а также издать книгу о сицкарях.

Студенты стараются ежегодно ездить в этнографические экспедиции. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

«Мы не на потеху это делаем, а для науки, - заявил Евгений Петрович. - Выявление и изучение оставшегося наследия сицкарей - путь к определению их происхождения, что пока остаётся тайной. Хотим возродить мастерскую плотника-сицкаря с производственным циклом от доски до наличника. Нашли уже для этого мастера. Но это вторично. Главное сейчас - объехать деревни, описать бабушек, фольклор собрать. И надо поспешать, пока живы люди, иначе всё потеряем. Ещё в начале ХХ века С. А. Мусин-Пушкин публично призывал к изучению наследия сицкарей. Сегодня мы опаздываем на целое столетие!»

Образцов деревянного зодчества сицкарей осталось не так много. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

Мнение этнологов: сицкарей надо изучать

Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии Российской Академии наук:

«Сицкари – малоизученная в науке группа. Современных этнографических трудов не имеется, за исключением нескольких публикаций диалектологов. Тем более следует приветствовать ту исследовательскую работу, которая ведётся краеведческим объединением Рыбинского центра детского и юношеского туризма под руководством известного ярославского краеведа, искусствоведа Евгения Балагурова. За 20 лет написаны десятки работ. За изучение сицкарей воспитанница краеведческого центра Елена Павлова номинирована на президентский грант.

Институт этнологии и антропологии РАН выступает в поддержку инициатив местных энтузиастов, занимающихся изучением и сохранением прошлого своего края, и готов оказать консультативную помощь в реализации данного проекта».

Евгений Балагуров (справа) изучает культуру и историю сицкарей. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

Позиция власти: денег на исследования нет

Губернатор Ярославской области Сергей Ястребов (из ответа на запрос):

«По информации администрации Брейтовского муниципального района, существуют объективные причины, препятствующие реализации данного проекта: в настоящее время в населённых пунктах Городище, Гаврильцево, Змазнево на постоянной основе население не проживает, отсутствует инфраструктура, обеспечивающая условия для доступа и приёма посетителей и туристов. Возможность выделения здания или помещения для музея сицкарей администрацией Брейтовского муниципального района не подтверждается.

В то же время наследие сицкарей можно сохранять с помощью исследовательской и поисковой деятельности, которую успешно осуществляет Балагуров Е. П.

В связи с изложенным создание музея сицкарей или этнографического центра в Брейтовском муниципальном районе в настоящее время не представляется возможным».

Деревянное зодчество сицкарей уникально. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

Взгляд историков: всё у нас в плачевном состоянии

Насколько остро сегодня стоит в регионе проблема с сохранением историко-культурного наследия? Этото вопрос «АиФ» задал кандидату исторических наук Александру Бородкину.

«Здесь мы мало чем отличаемся от соседних регионов, - рассказал Александр Викторович. - Существует рейтинг, в котором Ярославская область занимает практически первое место в России, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, по разрушению исторических и культурных памятников. То есть мы в начале всего провинциального списка. Информация была озвучена несколько лет назад на заседании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

К сожалению, централизованное финансирование у нас, мягко говоря, слабое, то есть всё переложили на местный бюджет, а мы потянуть просто не в состоянии. Это финансовая сторона проблемы.

Потомки сицкарей сохраняют традиции предков. Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

А есть ещё духовная, или, если угодно, ментальная сторона. Дело в том, что ярославцы - народ хваткий, и как только что-то пришло в запустение и не восстанавливается, стройматериалы пускаются в другое дело, и продолжается процесс, так сказать, разрушения. К примеру, церковь Дмитрия Солунского построили из кирпичей, которые остались после разбора ярославских городских стен и башен. Это наша психология, ничего не поделаешь.

Сочетание слабого финансирования и местных ярославских традиций приводит к тому, что наши памятники просто выживают. Это тоже факт. По поводу сицкарей: несколько лет назад был опубликован перечень народов Европы, куда они не попали. На настоящий момент по ним есть только несколько хороших краеведческих публикаций и защищено несколько дипломов. Серьёзной, мощной работы по сицкарям не велось, мы только в начале славных дел».

Фото: Из личного архива / Из личного архива Евгения Балагурова

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах